Московская архитектурная школа

Д.Г.Борис, кандидат архитектуры
Л.И.Иванова-Веэн, кандидат архитектуры, директор музея МАрхИ

Первая архитекторская школа знаменитого зодчего князя Д.В.Ухтомского, положившая начало профессиональному образованию в этой области, была создана в 1749 году. Затем были школы В.И.Баженова и М.Ф.Казакова, Каменного приказа; в XIX веке - Московское архитектурное училище и архитектурное отделение Училища живописи, ваяния и зодчества; в XX столетии - знаменитый архитектурный факультет ВХУТЕМАСа - ВХУТЕИНа, Московский архитектурный институт (МАИ - МАрхИ) и архитектурные отделения в некоторых вузах...

В ноябре 1999 года архитектурная общественность столицы широко отметила 250 лет своей профессиональной школы: прошли две научные конференции и несколько выставок при участии Государственного Исторического музея, Музея архитектуры имени А.В.Щусева и Музея МАрхИ; подготовлено издание “Архитектурные школы Москвы”, содержащее списки всех педагогов и выпускников названных выше учебных заведений за два с половиной столетия, а также альбом учебных работ. Инициатором и организатором юбилейных мероприятий стал Музей архитектурного образования. Он был создан десять лет назад и является подлинным центром научно-исследовательской и популяризаторской работы,в который стекаются сведения, разбросанные по отдельным изданиям и посвященные в основном творчеству видных зодчих. Между тем каждое из архитектурных учебных заведений Москвы вполне заслуживает специальной монографии.

Школа Ухтомского

До начала XVIII столетия архитектуре в России согласно средневековой традиции обучали на практической работе в строительных артелях. Во время Петровских реформ наемные артели были вытеснены архитекторскими командами при государственных ведомствах, которые возглавляли зодчие, имевшие высшее профессиональное звание архитектора. Многие из них обучались за границей (М.Земцов, И.Мордвинов, И.Мичурин), затем у них появились свои ученики (И.Бланк, Д.Ухтомский). Главной обязанностью учеников в архитекторских командах все же оставалась помощь зодчему-руководителю. Учеба была делом второстепенным. Со временем при обучении в командах стали учитывать основы европейской академической методики архитектурного образования.

Честь открытия первой архитектурной школы в Москве и в России принадлежит Д.В.Ухтомскому. Его команда состояла при Московской полицмейстерской канцелярии, а затем при Сенате. Хотя сам термин “школа” в архивных документах, связанных с деятельностью Ухтомского, встречается редко, созданная им последовательная система подготовки кадров с обязательным посещением ежедневных занятий и являлась тем, что мы вкладываем в понятие этого термина.

19 октября 1749 года был издан указ Сената “о выделении помещения, инструментов, материалов для обучения имеющихся в команде архитектора князя Дмитрия Ухтомского учеников и исправления положенных на него дел”. Эту дату и принято считать точкой отсчета архитектурного образования в России. Помещения были выделены в Охотном ряду в палатах XVII века (сейчас на этом месте гостиница “Москва”). Ухтомскому нужны были три “покоя” на втором этаже - для “рисовальни”, “подьячих архитекторских” (то есть канцелярии) и для архитекторских учеников, но получил он лишь два. В 1760 году для школы и команды зодчий выполнил проект здания, примыкающего к палатам. К сожалению, проект остался неосуществленным.

В школу Ухтомского в основном поступали “недоросли” из дворян - от малолетних до великовозрастных. Одни имели солидное для того времени образование, полученное в Морской академии. Артиллерийской и Инженерной школах, другие - лишь начальное. Много было детей из семей, связанных с архитектурой и строительством, - братья И. и Н.Коробовы, И. и Н, Бартеневы, И.Мичурин, Б.Яковлев. Общее руководство обучением осуществлял сам Ухтомский, а преподавание вели его помощники по команде (прежде всего П.Р.Никитин) и наиболее способные из старших учеников - “архитектурии прапорщики” И.Парфентьев, А.Алалыкин, В.Яковлев. Будущий великий зодчий М.Ф.Казаков преподавал рисование.

Занятия начинались рано утром (летом в 6 часов утра) и продолжались до обеда. Основное внимание уделялось архитектурной и
“пиктурной науке”, то есть рисованию. Теория архитектуры сводилась в основном к вычерчиванию пяти классических ордеров и копированию чертежей знаменитых древних и современных сооружений. “Пиктурная наука” включала рисование фигур и орнаментов. Изучались в школе и математические науки - “арифметика с геометрией” с основами сметного расчета, начертательной Геометрии и геодезии, а также тригонометрия. Кроме того, ученики осваивали фортификацию -основу военной архитектуры. При школе была сформирована библиотека: две книги Виньолы, пять - Штурма, “Курс архитектуры” Блонделя и другие. Теоретическая подготовка подкреплялась практикой: учеников привлекали к составлению планов урегулирования застройки в городе, летом старшие под наблюдением опытных членов архитекторской команды - “гезелей” - вели надзор за строительными работами. Нередко сам Ухтомский, руководивший выполнением практических работ, писал ученикам специальные наставления.

Школа Ухтомского получила широкую известность. В 1750 году здесь обучались 32 человека, а в 1761 году уже почти 80. По мере совершенствования ученикам присваивались соответствующие звания и военные чины. Первый профессиональный уровень отмечался чином прапорщика, более высокое звание “гезель” соответствовало рангу младшего архитектора и чину поручика. В 1760 году Ухтомский был отстранен от руководства школой и командой, которые возглавил П.Никитин. В 1764-м упразднили и “архитекторские штаты” при Сенате. Так прекратила свое существование первая архитекторская школа, из которой вышли многие выдающиеся русские зодчие, среди них - М.Казаков и будущий директор Петербургской академии художеств А.Кокоринов. В команде Ухтомского живописцем начинал свою деятельность В.Баженов. Выпускники школы возглавляли строительство во многих провинциальных городах: В.Кафтырев - в Казани, Н.Обухов - в Смоленске, И.Парфентьев - в Пскове, В.Поливанов - в Новгороде.

Школа Архитекторской команды ЭКС

В 1767 году в Москве была создана архитекторская команда Экспедиции Кремлевского строения (ЭКС) для возведения Большого Екатерининского дворца. Ее возглавил В.И.Баженов. В соответствии с духом века Просвещения зодчий стремился не только воплотить идеи классицизма в своем творчестве, но и воспитать единомышленников. Крупнейший государственный заказ дал ему возможность осуществить мечту о создании собственной школы: “если б только я установиться мог, то б вся моя веселость была в том, как иметь у себя маленькую партикулярную академию, к чему уже и приготовляю в Москве мальчиков, с коими уже маленькое начало имею...”

Сначала архитекторская команда и школа Баженова занимали часть помещений Потешного дворца в Кремле. В 1773 году для выполнения огромной модели Екатерининского дворца около Арсенала был выстроен “Модельный дом”. Помимо мастерских, здесь размещалась команда Баженова и его школа. Характер и направленность обучения в ней полностью зависели от инициативы и энтузиазма Баженова, так как официального статуса она не имела. Зодчий, прекрасно знакомый и с академическим методом, и с системой подготовки учеников в архитекторских командах, вел занятия по архитектуре и рисунку. Кроме него здесь преподавали Ф.В.Каржавин и И.Д.Ясныгин. Каржавин был приглашен “...для изъяснения истории: откудова произошла красивая архитектура, для рассуждения математических и физических правил и примечаний” и для переводов классических книг по архитектуре. Ясныгин - “для содержания во всей Чертежной порядка по обучению учеников в рисовании”. Вероятно, занимались с учениками и другие помощники Баженова по команде, прежде всего М.Ф.Казаков и М.А.Тихомиров, имевшие педагогический опыт.

Возможности Баженова в делах школы во многом зависели от стадии проектирования Кремлевского дворца и объемов финансирования. По сравнению со школой Ухтомского учеников было немного. В 1768 - 1769 годах в команду разрешалось зачислять их не более пяти; еще были “своекоштные” ученики, не числившиеся в команде и не получавшие жалованья, но проходившие такое же обучение. В период расцвета школы, в 1770 - 1773 годах, количество “штатных” учеников доходило до 14 человек, а затем вновь сократилось. Наиболее способным присваивали звание архитекторского помощника или несколько ниже - запомощника. На место исключенных за “неприлежность”, “худые поступки” или “тупость в понятии” принимались новые. Через школу Баженова прошло не менее 30 учеников. Сам зодчий не видел ничего плохого в быстрой смене учащихся: “По апробации кои способными окажутся, те останутся, неспособные же с нового года уволены быть имеют; ибо их с первого взгляду узнать не можно, надежен кто будет или нет”. Обычно о каждом ученике Баженов решал вопрос отдельно. Лишь в конце 1770 года всем учащимся устроили экзамен, по результатам которого большинство были награждены, а одного решили исключить.

Учениками Баженова в основном были подростки-разночинцы 12 - 16 лет, имевшие общеобразовательную или начальную архитектурную подготовку. Особое внимание уделялось художественному развитию и теоретической подготовке, а также детальному изучению макетного проектирования на основе создания знаменитой деревянной модели Кремлевского дворца, где ученики получали навыки совместного творчества с резчиками, скульпторами и живописцами.

После прекращения строительства Кремлевского дворца в мае 1775 года команда Баженова была расформирована, систематические занятия в школе прекратились. Хотя зодчий и продолжал обучать нескольких учеников на строительстве Царицынского ансамбля, это была уже не школа, а архитекторская команда.

Школа Каменного приказа

В то время, когда Баженов готовился к возведению Кремлевского дворца, другая архитекторская команда - Комиссии строений Санкт-Петербурга и Москвы - разрабатывала генеральный план первопрестольной. В 1775 году для руководства застройкой Москвы по этому плану был учрежден Каменный приказ, а при нем - школа, ученики которой числились в архитекторской команде приказа. Хотя первой в Москве по праву считается школа Д.В.Ухтомского, лишь учебное заведение Каменного приказа действовало на твердо узаконенных основаниях - оно имело отдельное финансирование, четкую организационную структуру и программу обучения, отдельное помещение.

Каменный приказ сначала располагался в Кремле, затем арендовал дома у частных владельцев. Наконец в 1778 году у купца Сверчкова была куплена усадьба на Покровке - двухэтажный “каменный дом с прочими строениями, садом и прудом”. Архитектурные штаты и служебные помещения Приказа располагались в одиннадцати комнатах верхнего этажа. В одной из них и занимались школьники двух классов. В каменном флигеле у ворот с 1779 года было устроено общежитие для учеников старшего класса, которые могли отлучаться лишь по специальным “билетам”. Младшие школьники жили с родными. В школу набирали способных к рисованию детей (в основном из семей разночинцев) с начальной общеобразовательной подготовкой, полученной на дому, в московской городской школе или в разночинной гимназии при Московском университете. Занятия проходили строго по расписанию - с 6 утра до 9 часов вечера. В младшем классе изучали арифметику, русскую грамматику, катехизис и занимались рисованием. В старшем к этим предметам добавлялись геометрия, история, география и прочие “словесные науки”. Архитектуру изучали методом копирования классических ордеров с чертежей и увражей. Использовались и специальные учебные пособия - деревянные “модели столбопорядков”, то есть ордеров.

Со временем программа расширилась за счет уроков по тригонометрии, французскому языку, гравированию и даже пению. При Каменном приказе была хорошая библиотека: книги по архитектуре на французском, латинском и итальянском языках, литература по инженерным вопросам, несколько руководств по рисованию, прекрасная подборка книг по точным наукам, истории и географии. Таким образом, школьники Каменного приказа получали вполне разностороннее образование. Профессиональное теоретическое обучение сочеталось с практическими занятиями: старшие участвовали в обмерах и составлении планов частных домов, проходили практику на казенных кирпичных заводах.

Общее руководство школой осуществлял директор Каменного приказа П.Н.Кожин, а преподавали в ней члены архитекторской команды. В 1777 - 1778 годы ведущая роль в этом принадлежала старшему архитектору Приказа Н.Н.Леграну. Он же учил старших школьников “рисовать орнаменты и барельефы и прочего, что относится до внешних и внутренних украшений”. Рисование вел и архитекторский помощник И.Крылов; “курс правил архитектуры со изъяснением оных на чертежах” - заархитектор Х.И.Розберг. Кроме того, Легран и Розберг индивидуально обучали архитектуре прикрепленных к ним учеников. Геометрию, историю, географию, грамматику и катехизис преподавал бывший студент Костромской семинарии А.П.Клери-ков, принятый в Приказ кок архитекторский ученик, но уже через год ставший запомошником. При этом Клериков сам продолжал обучаться архитектуре. В 1778 году Легран, Розберг и Крылов уволились из Приказа и уровень преподавания в школе значительно снизился.

Освоивший все дисциплины школьник получал звание архитекторского ученика (иногда его сразу при поступлении в Приказ присваивали и подросткам с неплохой предварительной подготовкой). Прошедшие полный курс обучения становились архитекторскими помощниками, что зависело не только от успехов ученика, но и от наличия вакантных должностей в штате Приказа (первоначально штат предусматривал всего четыре помощника, восемь учеников и сорок школьников). За все семь лет существования Приказа из учеников в помощники было переведено лишь пять человек, а еще трое стали запомощниками. Практически все они имели хорошую предварительную подготовку и были приняты в Приказ сразу учениками. Лишь Я.Малютину, поступившему сюда школьником, удалось получить звание запомощника.

Хотя полного курса обучения в Каменном приказе почти никто так и не прошел, после его ликвидации в 1782 году многие ученики были приняты в другие команды и вскоре стали в них архитекторскими помощниками. Братья И. и Н.Урюпины, Н.Козьмин, С.Арфанов перешли в Экспедицию Кремлевского строения, где работали и продолжали обучение под руководством В.И.Баженова и М.Ф.Казакова. Бывшие ученики Каменного приказа успешно трудились и в Москве (И.Д.Жуков, Ф.К.Соколов), и в провинции (А.Мелентьев стал губернским архитектором в Киеве, Н.Урюпин - в Тульской губернии).

Школа Казакова

Точное время создания этой школы при Экспедиции Кремлевского строения неизвестно. Первые ученики перешли к М.Ф.Казакову от Баженова в 1774 и 1775 годах, но вряд ли он продолжал с ними систематические занятия. Сначала подготовка велась в рамках традиционного обучения в архитекторской команде. Школа сформировалась к середине 1780-х годов, когда здесь появились ученики бывшего Каменного приказа и команды Баженова с Царицынского ансамбля. Она всегда оставалась неофициальной, но преподавание в ней было поставлено настолько серьезно, что спустя годы бывшие ученики называли ее “архитектурным училищем”.

Первоначально школа Казакова располагалась там же, где с 1768 года находилась Кремлевская экспедиция, - в Потешном дворце Кремля. Вот как вспоминает об этом В.А.Бакарев, сын ученика Казакова Алексея Бакарева: “Отец мой еще при жизни своей родительницы был записан в Архитектурное училище, бывшее тогда в Кремле и находившееся в древнем корпусе нынешнего Комендантского дома; этот корпус был так уже ветх, что он грозил разрушением, и потому его поддерживали бревнами, которые упирали в его стены и стены Комендантского дома, более известного тогда под названием Потешного дворца. В этом-то столь опасном строении помещалось училище, где отец учился рисовать”.

В начале 1790-х годов из-за тесноты и аварийного состояния Потешного дворца зодчий перевел школу и команду в собственный дом
в Златоустинском переулке, где была устроена “чертежная”, в которой и происходило “учение арифметике, геометрии, рисованию и чертежам архитектуры”. В 1792 году Казаков предложил открыть здесь же и под “его же... главным надзиранием и смотрением” школу строительного ремесла. Таким образом, зодчий пытался создать учебное заведение нового типа - своеобразный комплекс по обучению архитектуре и строительному искусству, считая, что архитекторские ученики и ученики “мастерства” смогут “обучаться и заимствовать от сотоварищей”.

В течение 1775 - 1801 годов в команде и школе Казакова обучались более 30 учеников и почти половина их достигла звания помощника. Это свидетельствует о том, что обучение было очень эффективным. Сроки учебы сильно различались в зависимости от первоначальной подготовки, способностей и трудолюбия учеников. Так, И.Т.Таманскому для достижения звания помощника хватило года, И.Д.Мерцалову - 3-х лет, а Ф.В.Кликунову потребовалось целых 19. У Казакова завершали образование многие ученики других школ и команд. Например, Н.И.Козмин последовательно обучался в школе Каменного приказа, в команде Баженова, а затем у Казакова, где и получил звание помощника.

Занятия в основном вел сам Казаков. Он имел значительный педагогический опыт - преподавал рисование своим товарищам еще будучи учеником в школе Ухтомского. Использовал он и принципы организации учебного процесса и теоретические идеи Баженова. Зодчему помогали его помощники по команде - Р.Р.Казаков, И.В.Еготов. Лишь в 1796 году в школе появился первый специальный “педагог при обучении... рисованию, начальных правил арифметики и прочего” - выпускник Петербургской академии художеств скульптор Захар Урядов (вместе с Казаковым он работал еще в баженовской архитекторской команде).

Летом 1801 года, незадолго до своей отставки, Казаков подвел итоги своей педагогической деятельности, устроив всем ученикам экзамен, по результатам которого большинству повысили жалованье, некоторых перевели в более высокий класс. Всего в школе-команде было три класса, означавших степень профессиональной подготовки ученика и уровень получаемого им жалованья. Высшим был первый класс.

Казаков фактически подготовил создание в декабре 1801 года на основе его школы-команды официального архитектурного училища при Экспедиции Кремлевского строения (известного как Кремлевское архитектурное училище). Оно более 60 лет оставалось центром архитектурного образования в Москве, а возглавляли его в начале XIX века ученики великого зодчего - Р.Р.Казаков, И.В.Еготов, А.Н.Бакарев. Роль М.Ф.Казакова в деле воспитания молодых зодчих высоко оценили современники. Вот что говорил главноначальствующий Экспедиции П.С.Валуев: “Знаменитейший и искуснейший архитектор Казаков... разделив талант свой на учрежденные и бывшие в его ведении архитекторские училища, наполнил не только Москву, но и многие города России хорошими архитекторами”.


Проект здания Архитекторской школы Дмитрия Васильевича Ухтомского. 1760 год. Фасад, план.



Дом в Сверчковом переулке (палаты VII века), где размещалась школа Каменного приказа с 1788 по 1792 год. План, фасад.


Собственный дом М. Казакова в Большом Златоустьинском переулке, где размещалась его архитекторская школа в 1790-х годах. Фасад, план.



Здание Сената. Архитектор М.Казаков. С 1804 по 1865 год на втором этаже здания располагалось Кремлевское Дворцовое архитектурное училище. Вид со стороны Красной площади.

Места использования:
[Главная] [Карта сайта] [pokrovka@narod.ru]
Hosted by uCoz