Из истории московских переулков

Романюк С.К.

Глава XXII

БАРАШИ

(Между Покровкой и Воронцовым полем)

Южнее "большой мостовой Покровской улицы" находилось несколько больших дворцовых слобод.

Одна из них, Барашевская слобода, дала название Барашевскому переулку, где стоит здание бывшей церкви Введения, "что в Барашах". Так назывались, вероятнее всего, шатерники, ведавшие царскими шатрами, то есть служившие, так сказать, армейскими квартирмейстерами. В одной из грамот 1615 г., посланных в Пермь, в которой предписывалось отыскать и привести в Москву ушедших из разоренной после польско-литовской интервенции Москвы тяглецов Барашевской слободы, писалось о барашах:

"...служат они нашу шатерную службу в наших походах". Возможно, однако, что первоначально барашами называлась категория зависимых арендаторов земли, обязанных платить за аренду определенный оброк, а потом уже на них была возложена и обязанность шатерничих.

До поселения барашей здесь находилась Ильинская слободка, вымененная царем Иваном III у Спасо-Андроньева монастыря, где стояла Ильинская, "что под Сосенками", церковь. Бараши выстроили церковь заново, и главный престол стал Введенским, а один из приделов - Ильинским (другой же - Лонгина сотника). Существующее здание - один из замечательных архитектурных памятников "московского барокко", возведенное между 1688 и 1701 г. Четырехярусная колокольня более поздняя - 1740-х гг. Еще недавно церковь представляла собой печальное зрелище - запущенная, грязная, со сбитым декором, без глав. Но ее передали мастерам-реставраторам, и она была тщательно восстановлена. К сожалению, не сохранился богатый иконостас с иконами Кирилла Уланова (некоторые иконы были переданы в Третьяковскую галерею) и придельные иконостасы сына знаменитого архитектора М. М. Казакова.

Об этой церкви известно, что в 1660-х гг. при ней работала начальная школа, устроенная местным священником И. Фокиным на свои средства.

Барашевский переулок приводит к уютной площади, образованной несколькими переулками. Это редкость в Москве - вторая, примерно тех же очертаний небольшая площадь, так называемая Собачья площадка, была в районе арбатских переулков, но через нее прошел Новый Арбат, а эта жива и радует проходящих своим спокойствием, уединенностью и тишиной. Название и площади, и переулка, проходящего через нее, обязано домовладельцу ротмистру П. В. Лялину. Переулок назывался и Яковлевским, по церкви Якова, расположенной неподалеку, и Притыкиной улицей, возможно, по владельцу.

На первом отрезке Лялина переулка - от Покровки до площади - интересен один из домов его (№ 3), стоящий торцом к проезжей части. На боковых фасадах видны остатки декоративной обработки стен здания второй половины XVIII в., стоявшего в усадьбе доктора Г. А. Скиадана. Его усадьба в XVIII в. включала современные участки № 3 и 5 и продолжалась далее, занимая часть Лялиной площади. Во время пожара 1812 г. особняк обгорел, и тогдашняя владелица полковница М. В. Гурьева строит в начале 1820-х гг. новый, в объем которого были включены фрагменты старого здания. Хорош его уличный фасад с коринфскими пилястрами и барельефами между ними. В 1874 г. появилось строение справа от особняка, а в отделившейся части усадьбы, уже на углу Лялиной площади, в 1895 г. был построен жилой дом с торговыми помещениями внизу по проекту архитектора А. М. Щеглова (№ 5/1).

Напротив него выросли почти одновременно два крупных доходных дома - № 8 (1912, архитектор С. Ф. Воскресенский) и угловой № 8а (1911, архитектор О. Г. Пиотрович).

Следующий отрезок Лялина переулка контрастирует представительным, несмотря на малые размеры, ампирным особняком (№ 10) и высокими доходными домами на другой стороне, возведенными во время строительного бума в начале XX столетия (№7,9,11, 13).

Первый из них, с огромными женскими масками и башенкой-эркером на углу, построен в 1902 г. по проекту П. А. Заруцкого. Здесь в начале XX в. был небольшой участок, приобретенный в 1809 г. отцом известного историка, вольноотпущенным из крепостных, управляющим имениями графа Салтыкова П. М. Погодиным. Отсюда погодинская семья перед войной 1812 г. переехала в Кобыльскую слободу за Земляной вал (в районе нынешнего Курского вокзала). За домом № 7 стоит доходный дом (№ 9) с фасадом в стиле модерн (1903, архитектор А. А. Нетыкса), в котором в 1950-х гг. жил скульптор Г. И. Мотовилов. В начале XIX в. тут была небольшая усадьба артиллерии полковника Николая Львовича Пушкина, дяди поэта. Далее комплекс, построенный в 1904 г. (№11) и в 1910 г. (№ 13) по проектам К. Л. Розенкампфа. Этими зданиями владела А. С. Панафидина, глава известного в дореволюционной Москве издательства, основанного в 1885 г. и издававшего учебную, детскую и научно-популярную литературу. После Октябрьского переворота издательство было национализировано, и в доме № 11 поместился один из книжных магазинов государственной книгоиздательской и торговой организации - Госиздата РСФСР.

Ампирный же особняк (№ 10) на углу Лялиной площади выстроен по прошению московского купца С. Г. Попова, поданному в Комиссию для строений в Москве в декабре 1833 г., и, возможно, к 1838 г. был закончен. Это один из первоклассных примеров позднеампирных московских особняков, автор которого, к сожалению, неизвестен, так же как, впрочем, неизвестны творцы подавляющего большинства зданий в Москве XVIII - первой половины XIX в. В советское время в бывшем особняке находились набитые жильцами коммунальные квартиры, содержался он плохо - исчезли капители, нет и лепного декора - все отвалилось. За двумя особняками более позднего времени (№ 14, 1907 г., архитектор С. Ф. Воскресенский, надстроен в 1985 г., и № 18, 1844 г., перестроен инженером Н. Г. Лазаревым в 1904 и 1908 гг.) переулок загромождают высокие здания, выстроенные в 1911 г. (№ 20) архитектором И. Г. Кондратенко (в 1870-х гг. в доме на этом месте жил изобретатель дуговой лампы П. Н. Яблочков) ив 1914 г. (№22) архитектором Л. В. Стеженским. Заканчивают же Лялин порядок жилые дома, возведенные на месте многочисленных строений в 1950-е гг. (№ 24 - 26 и 23 - 29).

За ними - резкий поворот Лялина переулка у его пересечения с Подсосенским, который определяется тем, что здесь во второй половине XVIII в. отходил к Земляному валу Огарев переулок.

Соседние дома (Лялин пер., №21 и 19) находятся на участке бывшей усадьбы майора Б. П. Шереметева. Там, где ранее был сад (№21), в 1900 г. архитектором А. Э. Эрихсоном выстроен особняк для "германского подданного В, В. Рихтера", а радом (№ 19), где у Шереметева стояли каменные палаты, в 1870-х гг. построено здание, формирующее угол Яковоапостольского переулка, названного по церкви апостола Иакова (№ 6), сохранившееся в изуродованном виде - там долгие годы находились такие "подходящие" учреждения, как гараж и компрессорная станция.

Церковь была выстроена "тщанием московского купца Дмитрия Пивоварова" в 1676 г. и в XIX в. значительно переделывалась - московский городской голова И. М. Ярцев возвел в 1833 г. над старым и расширенным четвериком мощный световой барабан, завершенный пологим куполом, а в 1844 г. выстроили новую трапезную, в результате чего здание приобрело отчетливый ампирный характер.

Церковь закрыли по постановлению Моссовета в 1932 г., ввиду "острой необходимости в помещении для военно-учебного пункта Осоавиахима Бауманского района", и с тех пор она стала медленно разрушаться. Теперь же церковь, ставшая руиной, медленно и мучительно восстанавливается.

Почти примыкает к церковному участку двухэтажное здание (№ 8), состоящее из двух разновременных частей. Одна - перпендикулярная к линии переулка и протягивающаяся в глубь участка - это здание, появившееся здесь не позже середины XVII в., с одностолпной палатой в подвале, сводчатыми помещениями первого этажа и лестницей в толще стены. В 1678 г. тут было владение стольника Александра Апухтина, но возможно, что это здание стояло еще на загородном дворе боярина Бориса Морозова, воспитателя царя Алексея Михайловича, его "первого министра", деверя боярыни Морозовой, изображенной на известной картине Сурикова. Другая часть - фасадная, расположенная по линии переулка, - более молодая, построенная в 1800-х гг. в усадьбе первогильдейского купца М. Ф. Ярцева. В конце XIX в. участок принадлежал купцам Поповым. По рассказам искусствоведа, знатока Москвы и истории московских церквей Валентина Сергеевича Попова, проведшего детство здесь, за домом простирался обширный липовый парк с аллеями, где стояли скульптуры на белокаменным постаментах, двумя беседками - одна из них, ампирная, окруженная колоннами, была деревянной и с надписью на фронтоне: "Temple d'amitie", а другая - чугунная, "готическая", с позолотой и цветными стеклами.

В 1908 г. Поповы приобретают соседний участок (№ 10) и в следующем году строят роскошный особняк по проекту архитектора Д. В. Шапошникова, и тогда же старый дом увеличивают пристройкой со стороны парка.

Два переулка, идущие от улицы Земляной вал и соединяющиеся друг с другом на площади у Лялина переулка, долгое время назывались Казенными, сохраняя, таким образом, память о мастеровых старинной, XVI - XVII вв., государственной Казенной слободы. Она была одной из самых крупных в Москве - в 1639 г. в ней насчитывалось 164 двора, а в 1680 г. - 275 дворов.

Большой Казенный переулок (в начале XIX в. Чиченовский) начинается ординарного вида домом (№ 1,) выстроенным в 1901 г. (архитектор М. Румянцев). Он очень выгодно стоит, во многом определяя облик небольшой Лялиной площади, но, к сожалению, автор не нашел достойных средств для выделения этого здания. За ним уже более поздние постройки: дома № 5, 5а, 7 построены в 1914 г. (архитектор В. Н. Волокитин) и № 9, где находилась одна из лучших московских женских гимназий. Сейчас здесь средняя школа, которая ведет свою родословную с 1880 г., когда был основан дом для воспитания сирот воинов, погибших в русско-турецкую войну 1877 - 1878 гг. При нем в 1884 г. образована Елизаветинская гимназия, которая многие годы помещалась в старинном доме на Маросейке, II. В 1912 г. она переехала в Большой Казенный переулок, где для нее по проекту архитектора И. И. Рерберга было выстроено здание (освящение состоялось 4 ноября 1912 г.) с классическими деталями парадного фасада. В школе есть музей, где рассказывается об ее истории, о бывших учениках - поэте Л. И. Ошанине, артистках В. П. Марецкой и Е. Н. Гоголевой, ученых В. Е. Соколове, М. В. Келдыше и Других.

На противоположной стороне уже нет ни архитектурных, ни исторических памятников, почти вся она застроена новыми типовыми жилыми башнями. На их месте находились незаурядные архитектурные памятники, из которых особенно жаль неисследованной постройки (№ 4). Это был двухэтажный дом с шестиколонным портиком, в составе его находилась и одностолпная палата, возможно еще XVII в. В доме сохранялись лепные карнизы, кафельные печи, резные двери, ценный паркет; перед домом стояла ограда с воротами, позади - - остатки старинного парка. Все это было уничтожено для того, чтобы построить на этом месте стандартное жилое строение. Многочисленные просьбы и протесты разбились о преступное равнодушие городских властей - тогдашний главный архитектор Москвы Макаревич (надо знать современных Геростратов) заявил, что "ему некогда" обсуждать судьбу обреченного здания, и оно было снесено в 1972 г.

Известно, что в начале XIX в. участок, где стоял этот дом, принадлежал ротмистру Я. А. Татищеву, отец которого, Александр Татищев, денщик Петра 1, был женат на М. Д. Еропкиной, дочери того самого Еропкина, который действовал так решительно во время чумного бунта 1771 г. Эта усадьба имела и немалое мемориальное значение - ведь внучкой Татищева была знаменитая в летописях русской культуры Зинаида Волконская, которая, возможно, воспитывалась здесь.

На третьем этаже дома № 8 была последняя квартира известного детского писателя Аркадия Гайдара, написавшего "Тимур и его команда" и "Судьбу барабанщика". В августе 1941 г. он последний раз приезжал домой. Гайдар погиб на фронте 26 октября 1941 г.

Соседний Малый Казенный переулок назывался именем известного биолога И. И. Мечникова, так как тут находится Институт вакцин и сыворотки его имени. Здание института помещается на территории бывшей усадьбы, занимавшей почти всю нечетную сторону переулка. Ближе к Лялину переулку стоит главное ее здание, поставленное торцом к красной линии, что характерно для XVII - XVIII в. Возможно, что этот дом был построен (или перестроен из более старого) генерал-майором И. И. Дивовым в конце 1750-х гг. Он, как правило, не жил в Москве, а обретался в Петербурге, где занимал высокий пост генерал-полицмейстера, дом же его сдавался внаем: так, в "Московских ведомостях" 1762 г. объявлялось о сдаче его городской усадьбы "с каменными жилыми покоями и прочими каменными службами". Только после кончины Дивова наследники продали усадьбу в 1783 г. генерал-майору В. С. Нарышкину.

После пожара 1812 г. ее приобрел отец декабриста, боевой суворовский генерал П. Н. Ивашев. В саду усадьбы открыли первый в Москве источник целебной минеральной воды, который вскоре так же внезапно иссяк, как и появился.

У Ивашева дом был куплен в 1832 г. ортопедическим ннститутом, или, как писали тогда, "институтом для исправления телесных недостатков", который просуществовал здесь до 1843 г. Через два года в старинных домах обосновалась так называемая Полицейская больница, или "больница для бесприютных всех званий и без платы", в которой долгие годы работал Федор Петрович Гааз, "святой доктор", как его звали в Москве. Бескорыстный, ничего не желавший для себя, он посвятил свою жизнь облегчению участи арестантов, людей обездоленных, ссылаемых, гонимых. В жестоких условиях николаевского царствования Ф. П. Гааз, несмотря на явное неодобрение и прямое противодействие властей, смело шел на борьбу с злоупотреблениями и бессмысленной жестокостью тюремщиков.

В октябре 1909 г. во дворе больницы, которая стала называться именем императора Александра III, был открыт памятник доктору Ф. П. Гаазу. "Памятник обошелся всего в 3200 рублей, - сообщала газета "Речь", - причем скульптор Н. А. Андреев ничего не взял за свою работу". На пьедестале памятника высечены любимые слова Ф. П. Гааза: "Спешите делать добро", - слова, которым он следовал всю жизнь.

При больнице в 1886 г. начала работать первая в России пастеровская станция.

На противоположной стороне Малого Казенного переулка на месте мелких дворов цеховых, мещан, чиновников были выстроены доходные дома - № 10 - 12, 12а (1914, архитектор И. Г. Кондратенко), № 14 (1902, архитектор Н. А. Ильинский) и № 16(1912, архитектор Э. К. Нирнзее).

Самый протяженный переулок в этом районе - Подсосенский. Ранее он назывался Введенским по стоящей в начале его (угол с Барашевским пер.) церкви Введения в Барашах, а в 1922 г., из-за того, что в Москве тогда было три Введенских переулка, его переименовали в Подсосенский. Новое имя было обязано древнему названию той же церкви - "что под Сосенками".

Рядом с нею по проекту М. Ф. Бугровского в 1903 г. построили доходный дом (№ 6), в котором в 1920-е гг. жил венгерский писатель Мате Залка. Далее в глубине участка стоит четырехэтажное здание (№ 8) с яркой цветной керамикой на аттике. Первый этаж его сохранился с XVIII в. В 1905 г. на каменных палатах архитектор С. Ф. Воскресенский надстраивает три этажа и с обеих сторон делает пристройки. Все эти перестройки можно хорошо видеть со двора.

На противоположной стороне переулка есть также несколько старинных зданий, встроенных в более поздние сооружения. Так, правая часть трехэтажного дома (№ 3) - это каменные палаты, обозначенные на плане 1803 г. Через три года на них появился второй этаж, а в конце XIX столетия палаты были встроены в объем существующего здания.

За домом № 5 (1902, архитектор С. В. Барков) и № 7 (1900, архитектор Л. Л. Кравецкий) находятся двухэтажные каменные палаты купца Осипа Сорокина, встроенные в дом № II (1875, архитектор А. П. Попов). Их хорошо можно видеть сзади - это выступающая во двор часть дома. Далее, за жилым домом, построенным в 1926 - 1927 гг. архитектором А. И. Ржепишевским, находятся двухэтажные палаты, составляющие сейчас правую часть (девять окон с треугольным фронтоном) вытянутого по переулку здания (№ 17). Со двора еще видны выступы его заднего фасада. В 1888 г. архитектор М. Ф. Бугровский сделал к палатам слева пристройку, произвел капитальные перестройки внутри и изменил фасад.

Заканчивает этот отрезок переулка здание (№.19, 1910 г.) с фасадом, характерным для манеры его автора, архитектора О. Г. Пиотровича, - строгим, облицованным светлой керамикой с немногочисленными цветными вставками.

Более поздние постройки находятся на четной стороне Подсосенского переулка. Дом № 14, к которому пристроен типовой кирпичный жилой дом, был возведен в 1910 г. архитектором В. А. Мазыриным, а несколько дальше по переулку, на углу с Казарменным, находится здание (№ 18/5, 1903 г.) - один из самых ярких примеров стиля модерн, обратившегося в поисках прообразов к естественным природным формам. Это здание интересно своим колористическим решением, имеющим немаловажное значение в создании облика нового жилого дома, - сочетанием голубой керамики, гладких белых наличников окон и эркера с теплым желтоватым цветом грубо оштукатуренной стены. Автором этого дома является значительный архитектор того времени Г. И. Макаев, которому принадлежит проект дома Калязинского подворья в Малом Черкасском переулке (№ 1) и корпуса Политехнического музея, выходящего на Лубянскую площадь.

За Казарменным переулком - как бы антипод яркой, буйной фантазии стиля модерн - здание (№ 20/21), выдержанное в холодноватом духе строгой симметрии классицизма с его почти обязательной многоколонной угловой ротондой. Это работа 1914 г. архитектора И. И. Флоринского для частного реального училища К. П. Воскресенского. Одно из самых известных дореволюционных учебных заведений в Москве, оно давало "реальное" образование, т. е. делало упор в своей программе на математику, физику, химию (преподавал ее академик И. А. Каблуков), в отличие от официальной гимназической программы, ориентированной, в основном, на гуманитарные науки и языки. Хотя, надо сказать, что и уровень преподавания гуманитарных наук был в этом училище отнюдь не низок, если судить по тому, что историю в нем вел С. К. Богоявленский, известный впоследствии исследователь истории России. Биолог С. С. Четвериков, основатель эволюционной генетики, окончивший это училище, вспоминал: "Это было совершенно исключительное и прекрасное учебное заведение, о котором до сего дня сохранились у меня самые теплые, самые признательные воспоминания... Основанное Константином Павловичем Воскресенским.., выдающимся педагогом "божьей милостью", как в свое время говорили, оно оставляло далеко позади себя большинство других учебных заведений Москвы". В советское время тут помещались Московский педагогический техникум имени Профинтерна, Московский областной педагогический институт, институт управления, готовящий кадры в области организации и автоматизированных систем управления производством. За ним дом (№22), построенный в 1915 г. архитектором С. Б. Залесским. В 1941 г. в него попала фашистская авиабомба и разрушила верхние этажи, были убиты и несколько жильцов.

Вся остальная часть переулка образована небольшими домами, построенными в послепожарное время. Под № 26 - целая усадьба с главным домом и боковыми флигелями, она появилась здесь к 1817 г. Рядом здание 1827 г. с пристройкой справа 1871 г. В нем жил Л. Э. Бухтейм, издатель, книговед и библиограф, много лет работавший в Румянцевской библиотеке. Его ценнейшая библиотека, хранившаяся в этом доме и насчитывавшая более 10 тысяч томов, и в том числе уникальные библиографические издания, в 1919 г. была передана в Исторический музей.

Следующий по переулку дом (№ 30) был выстроен к 1820 г., а в 1870-х гг., когда дом принадлежал П. Г. Прохоровой (дочери текстильного фабриканта Герасима Хлудова), к нему были сделаны пристройки и, вероятно, тогда же изменен фасад. Перед революцией домом владел ее сын Н. К. Прохоров, один из директоров Егорьевской текстильной мануфактуры. И наконец, последнее здание (№ 32), уже на углу с улицей Воронцово поле - постройка 1878 г.

Противоположный отрезок Подсосенского переулка от угла его с Лялиным начинается представительным зданием (№ 21). Участок, где оно находится, к 1730-м гг. состоял из нескольких мелких владений содержателя парусной фабрики Д. М. Плавильщикова. Главный дом большой усадьбы сохранился - это два нижних этажа пятиэтажного дома во дворе, почти прямо от белокаменной арки ворот, также сохранившихся от старинной усадьбы. В 1895 г. старый дом был перестроен, сзади пристроен зимний сад (еще видно то место, куда к зданию примыкал свод оранжереи), а интерьеры дома отделаны заново (возможно участие в отделке Ф. О. Шехтеля). Она, несмотря ни на что, сохранились - еще в акте осмотра 1922 г. отмечалось, что в здании "с расписными сводами, плафоном и карнизами", в котором находился детский сад имени А. В. Луначарского (!), устраивались "временные печи, портящие отделку".

Здание же, выходящее на красную линию переулка, выстроено для Викулы Морозова, основателя морозовской ветви "Викуловичей", владевших большой текстильной мануфактурой в Орехово-Зуеве. Особняк построен в 1879 г. по проекту одного из самых известных тогда архитекторов Михаила Чичагова, автора зданий театра Корша в Богословском переулке, ресторана "Эрмитаж" на Трубной площади, особняка Алексеевых на Пречистенском бульваре. Фасады отделаны в духе того времени с применением большого количества пышных лепных деталей, а интерьеры удивляли богатством и разнообразием.

Позднее во внутренней отделке этого особняка участвовал и Ф. О. Шехтель, он же в 1900 г. сделал купольную пристройку к старинному зданию в глубине двора - возможно, это была домашняя молельня - все "Викуловичи" были убежденными старообрядцами. Интерьеры кабинета и приемной в особняке Шехтель сделал в готическом стиле. В создании этих интерьеров участвовал и М. А. Врубель, написавший панно на темы "Фауста".

До советской власти дом принадлежал Алексею Викуловичу Морозову, правнуку основателя династии. Он не занимался делами фабрики, его целиком захватила одна страсть - коллекционирование. Морозов собирал старинный фарфор и серебро, иконы, гравированные и литографированные портреты.

Его собрание фарфора помещалось на втором этаже особняка вместе со старым серебром и изделиями из стекла, а для коллекции икон в 1914 г. архитектор И. Е. Бондаренко надстроил дворовое крыло особняка, где она была размещена в трех больших с верхним светом залах.

В марте 1918 г. в особняке Морозова обосновался народный комиссариат финансов, но вскоре его захватили анархисты. Движение анархистов было подавлено новой властью, и национализированное собрание стало музеем (сколько было разграблено и побито, об этом сведений нет). Как писал архитектор И. Е. Бондаренко в своих воспоминаниях, после большевистского переворота "Морозов не бросился за рубеж, остался около своего собрания и с удивительным покорным спокойствием занимался описанием и охранением своего музея. Скромно живя в двух нижних комнатах своего особняка, он всегда был на месте и радушно встречал посетителя... и с увлечением истого собирателя показывал новые поступления". В 1925 - 1930 гг. коллекции были переданы в различные музеи, в особняке же недолгое время помещался Музей мебели, потом Высшая колхозная школа, Дом для профтехучащихся, издательство "Наука".

Этот дом памятен тем, что отсюда 16 февраля 1907 г. вынесли гроб с телом трагически погибшего в Бутырской тюрьме Николая Шмита. Он был родственником владельцев особняка Морозовых, богатым человеком, которому принадлежала мебельная фабрика на Пресне, и в то же время активным участником вооруженного восстания во время первой русской революции. Похоронная процессия, сопровождаемая рабочими, направилась на Преображенское кладбище под внимательным надзором войск и полиции.

В соседнем владении (№ 23) к 1837 г. было выстроено двухэтажное здание с каменным первым и деревянным вторым этажами. Оно сохранилось - это левая часть строения, стоящего в глубине двора (правая пристроена в 1860 - 1880-х гг.). Флигели по линии переулка построены в 1893 г. архитектором К. Ф. Буссе. Перед революцией в доме находилось реальное училище Польского комитета.

Переулок заканчивается двухэтажным домом с вытянутыми окнами, как бы вложенными в углубления-филенки, разделенные коринфскими пилястрами. В конце XVIII в. он принадлежал купцу С. А. Татаринову, в начале следующего столетия купцу П. А. Сырейщикову, а с 1830-х гг. и до советской власти - купцам-старообрядцам Рахмановым. Этот дом и его интерьеры были тщательно реставрированы - там интересны чугунная лестница и парадные анфилады второго этажа, с наборным паркетом, лепниной и позолотой, искусственным мрамором, обтянутыми тканями стенами.

Казарменный переулок соединяет Подсосенский с Покровским бульваром, на углу с которым находится монументальное здание бывших Покровских казарм (дом № 1), давших название этому переулку.

До конца XVIII в. все московские домовладельцы обязаны были содержать у себя постоем военных, расквартированных в городе. Власти решили выстроить постоянные казармы и для этого обложить горожан налогом на строительство, взимая его в зависимости от величины домовладения. При первом взносе на казармы хозяин навсегда освобождался от воинского постоя - отсюда и надписи на воротах домов: "Свободен от постоя" (такую можно видеть на воротах дома № 17 на Маросейке). На эти средства были выстроены несколько крупных казарменных зданий в разных частях города - на Садовом кольце Спасские, на Комсомольском проспекте Хамовнические, на Покровском бульваре Покровские, построенные, как написано на каменной плите, выставленной в вестибюле здания, первыми в 1798 г. В 1816 г. произведены некоторые переделки: вместо "экзерциргауза" в середине здания сделаны жилые помещения, а общий вид казарм существенно изменили, пристроив мощный портал с фронтоном, доминирующий во внешнем облике всего здания.

Старое имя переулка Дегтярный - по дегтярному двору, а также Малые Садовники - по небольшой слободе садовников, поселившихся по его правой стороне. Возможно, планировка существующих участков - узких, вытянутых от переулка в глубину, - определяется конфигурацией старых слободских дворов с небольшими жилыми домами в передней части и огородами, садами, прудами сзади. За голо-утилитарным зданием телефонной станции на углу с бульваром - одна из первых построек талантливого московского архитектора А. Э. Эрихсона, датируемая 1885 г. (№ 6).

Соседний дом (№ 8) расположен на очень узком участке, принадлежавшем паркетному фабрикату и домовладельцу В. П. Панюшеву, плотно застроившему его. Сначала в 1910 г. по проекту М. А. Фелькнера строятся два длинных корпуса внутри (здесь жили писатели-москвоведы А. И. Вьюрков и Ю. А. Федосюк), а в 1911 г. - жилой дом по переулку (архитектор А. А. Иванов-Терентьев). Фасад на всю высоту его семи этажей облицован долговечным белым керамическим кирпичом, который оживлен лишь темным обрамлением оконных проемов и полосами интенсивно зеленой керамики внизу.

Контрастирует с этим крупным жилым массивом застройка домовладения рядом (№ 10), где еще сохранился деревянный дом, построенный в купеческой усадьбе между 1806 и 1816 гг.; за ним тянулся длинный участок с прудом. В 1830-х гг. усадьба принадлежала доктору медицины И. А. Воскресенскому, служившему врачом в московской полиции. Старый дом расположен против проезда между двумя жилыми зданиями в переулке, появившимися в 1876 г. слева (архитектор А. П. Попов), и в 1886 г. справа (архитектор М. Г. Пиотрович).

Совсем небольшой и уже почти исчезающий в перестройках переулок - Дурасовский, который начинается от бывшей дворянской усадьбы Дурасовых (№ 2/11), по фамилии которых он назван.

Богатство они приобрели после женитьбы бригадира Алексея Николаевича Дурасова на наследнице баснословно богатых уральских заводовладельцев Мясникова и Твердышева. На эти средства в конце XVIII в. был выстроен великолепный дворец на Покровском бульваре, один из самых представительных образцов зрелого классицизма в Москве - прекрасны пропорции его шестиколонного портика на арках, очень интересны лепные барельефы над боковыми окнами. Этот дом, приобретенный в 1825 г. графом М. А. Дмитриевым-Мамоновым, над которым вскоре была устроена опека, купила в 1839 г. Практическая академия коммерческих наук, переехавшая в него только в 1847 г. В советское время дворец, как и многие здания в квартале между переулком и улицей Воронцово поле, заняла Военно-инженерная академия.

Почти вся правая сторона переулка - строения, занятые также академией, а на левой - несколько зданий, выстроенных в начале нашего столетия. Это дом № 5, построенный в 1904 г. архитектором В. И. Мясниковым для некоего мещанина, владельца вязального заведения Николая Старикова, чьи инициалы гордо выставлены им на фасаде. Проект соседнего дома (№ 7) выполнен хорошим архитектором, автором такого выдающегося сооружения, как Деловой двор на Славянской площади, И. С. Кузнецовым. Здесь, в переулке, он построил в 1909 г. дом для одного из владельцев обувной фирмы "И. Д. Баев с сыновьями". В этом доме жил художник, автор многих известных плакатов Дени (В. Н. Денисов).

На самом переломе переулка - двухэтажное здание с деревянным вторым этажом. Возможно, оно уцелело с 1821 г., когда принадлежало "купеческой жене" Ирине Балашовой. В 1895 г. этот дом был пожертвован Московскому купеческому обществу, и в нем находился "странноприимный дом для приходящих в Москву за сбором подаяния милостыни", подаренный московскому купеческому обществу торговавшим шелковым товаром купцом Ф. Н. Самойловым, владельцем этого дома с 1854 г. За ним находится перестроенное здание (№ 13) 1819 г.

Места использования:
[Главная] [Карта сайта] [pokrovka@narod.ru]
Hosted by uCoz