148 Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)

148 Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)

Телеграфный пер., 15а

Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня) Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня) Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня) Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня) Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)

Уникальное сооружение начала XVIII столетия; выстроено по заказу ближайшего сподвижника Петра I - А. Д. Меншикова. Церковь на этом месте впервые упомянута в 1551 г. и называлась тогда церковью Гавриила Архангела в Мясниках. В 1620 г. храм именовался «Гавриила Великого, что на Поганом пруде»; он был центром Гаврииловой Патриаршей слободы. В 1657 г. церковь впервые значится каменной; в 1679 г. ее, вероятно, перестраивали. С 1699 г. владения, лежавшие к северу от храма, между Мясницкой и позднее исчезнувшим продолжением Кривоколенного переулка, начинает скупать А.Д.Меншиков. Его обширная усадьба (на месте современного Почтамта) сформировалась к 1705 г. В 1701 г. по желанию Меншикова обновляют старую Гаврииловскую церковь и пристраивают к ней с юга Введенский придел. Последний был сохранен, когда в 1704 г. основной храм разобрали и начали строительство существующего здания. Уже к 1707 г. возвели невиданную по высоте (81 м) и оформлению постройку, сразу же ставшую предметом гордости москвичей. К строительству храма Меншиков привлек иностранных и отечественных мастеров. Обязанности организатора проектных и строительных работ были возложены на И.П.Зарудного. К нему под начало определили итальянцев, выходцев из Тессинского и Фрейбургского кантонов Швейцарии, приехавших в Россию в 1703 г. «Архитектонским начальником» среди них был Трезини, и хотя он полгода спустя был отправлен в Петербург, его творческая связь с Зарудным не прерывалась во все время строительства башни. В артели было еще три архитектора - Ф. Фонтана, Г.Пандо и Б. Скала, а также «мастера гипсовых и каменных дел» (то есть скульптуры), Д.-М. Фонтана, Ж.-М.Фонтана, Г.Квадро, Д.Руско, К.Феррара и П.Джемми. Возводила храм артель русских каменщиков - двадцать три человека из Костромы и Ярославля. В 1708 г. на башне установили английские часы с курантами и подвесили пятьдесят колоколов. Первоначально церковь имела три восьмерика над четвериком, выступавшим из середины вытянутого «кораблем» нижнего объема здания, и завершалась тридцатиметровым шпилем с золоченой фигурой парящего ангела, кованного из меди. Нижний восьмерик столпа украшали скуль¬птуры ангелов с орудиями страстей Христовых. В 1710 г. Меншиков стал генерал-губернатором Петербурга и занялся отстройкой своих тамошних резиденций. Большая часть работавших на него мастеров вскоре была отозвана из Москвы, и внутренняя отделка Гаврииловской церкви замедлилась. Уже в 1711 г., по словам Зарудного, церковь стояла «аки в запустении». Ложа владельца внутри храма была переделана в маленький придел Сергия. В 1723 г. от молнии, ударившей в «шпиц», возник пожар, полностью уничтоживший деревянный верх храма (восьмерик - «место часовое» - и шпиль). Рухнувшие колокола проломили своды, погибли часы, статуи и большая часть отделки внутри четверика, уже близившейся к окончанию. Оба придела уцелели и продолжали функционировать; южный, Введенский придел, который еще в 1720 г. хотели разобрать, после пожара обновили. Восстановление Меншиковой башни началось в 1773 г. и продолжалось до 1779 г. Тогда заново возвели своды центральной части, заложили проемы звона, установили новое шаровидное со шпилем завершение. Вероятно, тогда же над углами нижнего восьмерика на постаментах, где прежде были статуи, появились декоративные вазы, первоначально белокаменные. Внутри, вместо сгоревших, вновь устроили галереи, утраченную лепнину заменили стилистически близкой к первоначальной, возобновили роспись. После 1782 г., с окончанием ремонта и освящением церкви, был разобран Введенский придел и южный фасад трапезной приведен в соответствие с северным; возможно, тагда же здание впервые было оштукатурено. В 1821 г. храм стал «почтамтским» и оставался им до середины XIX в., затем стал приходским. В конце 1830-х гг. церковь ремонтировалась (при этом предполагалось открыть арки звона, что не было осуществлено). Существующая фигурная главка на основании из волют с высоким крестом над нею, возможно, появилась еще до ремонта (на чертеже 1838 г. она уже показана). Известно, что в этот период деревянный ее каркас заменяли металлическим. С течением времени башня оказалась застроенной почти со всех сторон; теперь она видна только с Телеграфного и Кривоколенного переулков, и то не полностью: на линии Телеграфного переулка, заслонив нижнюю часть башни, в начале XIX в. встал крупный объем церкви Федора Стратилата (см. ниже). Несмотря на все изменения, памятник в своих главных чертах сохранился. Трехчастный в основе прямоугольник плана (алтарь, четверик, трапезная) следует принципу осевого построения храма, выработанному в русской архитектуре XVII в., но из него вырастает ступенчатый, крестообразный в верхней части объем; над ним поднимается столп, состоящий из двух когда-то открытых восьмериков звона. Меншикова башня - своеобразное развитие типа русских храмов «под колоколы»; новым в ней была европейская форма завершения - шпиль и декор. Крестообразная часть башни выделена пилястрами большого ордера. Спокойный ритм прямоугольных оконных проемов внизу, разнообразной величины круглые окна, выделяющие торцы «креста», тройные «итальянские» окна четверика с акцентом в виде круглого окна над ними, вытянутые арочные проемы звона - все это подчеркивает нарастание динамики объемов. Этому же подчинено и распределение декора, придающего облику здания пышность и праздничность. На западном фасаде боковые огромные волюты - контрфорсы, соответствуя ориентации нижнего яруса, создают триумфальное обрамление главного входа в храм. По контрасту с ними двухколонный коринфский портик западного входа с балконом наверху выглядит особенно выразительным в сравнении с аналогичными портиками боковых входов. Мотив волют введен и в оформление верхних ярусов. В основании волют у торцов «креста» сохранились остатки балюстрад, прежде венчавших угловые части нижнего яруса. Подобного же рисунка балюстрада входила, вероятно как соединительный элемент, в состав венчания крестообразной части объема, дополняя сохранившиеся до наших дней белокаменные фигурные аттики над торцами рукавов «креста». Картуши в центре аттиков заполнены рельефными композициями на евангельские темы. Меншикова башня - один из первых храмов Москвы, где применена сюжетная скульптура. Над порталами размещены рельефные изображения: над южным входом - архангел Гавриил, над северным - архангел Михаил, а над главным, западным входом - динамичная композиция «Вознесение Христово». Изображения хе-рувимов - связующий мотив всей скульптурной декорации - вкомпонованы в капители колонн и пилястр, в завершения картушей. Особенно выразительны они в рельефах нижнего яруса благодаря объемности и подчеркнутой индивидуальности. Скульптурные вставки, расположенные ме¬жду рядами окон, композиционно идентичны: в гирлянду, провисающую между головками херувимов, вкомпонованы либо атрибуты христианства, либо изображения раскрытого Евангелия с высеченными на нем изречениями. Того же характера надписи в картушах, оформляющих постаменты статуй, прежде венчавших нижний восьмерик; вазы, поставленные на место статуй при возобновлении церкви, впоследствии неоднократно заменялись идентичными; ныне существующие (бетонные с белокаменными деталями) установлены при реставрации 1940-х гг. До 1920-х гг. в окнах нижнего этажа сохранялись узорные металлические решетки и кованые ставни, возможно, первоначальные. В интерьере средняя часть - собственно храм - выделяется своей высотой, равной 26 м; оба яруса четверика, снаружи четко разграниченные, внутри сливаются в единое пространство. Вытянутый нижний четверик (по оси север-юг) выше превращен в квадратный подпружными арками, несущими стены верхнего четверика, перекрытого восьмигранным сводом на парусах. Алтарная часть, тремя арками традиционно сообщающаяся с четвериком, в центре раскрыта на полную высоту (включая восточный рукав «креста»); пониженные жертвенник и дьяконник двухъярусны, но промежуточный свод есть только над жертвенником. Над трапезной, почти равной по площади четверику, в западном рукаве «креста» второго яруса находятся хоры, раскрытые аркой в четверик. Ниже этой арки, между нею и арочным же проходом из трапезной в храмовую часть, мощную западную стену четверика прорезает проем, изначально предназначенный для устройства ложи заказчика; площадь ложи в обе стороны увеличена балконами, прежде однотипными (балкон, выходящий в храм, позднее заменен существующим фонарем); до 1936 г. в ложе находился Сергиевский придел. По сторонам этого проема внутри стены расположены винтовые лестницы с входами внизу, из-под арки. Прежде только посредством этих лестниц проникали во все верхние помещения и на внутренние обходные галереи с выходами на наружные балконы и исчезнувшие теперь гульбища. Существующие деревянные лестницы в западной части трапезной, ведущие на галерею, появились не ранее 1770-х гг. или позже. Внутристенная лестница в юго-западной части здания, как и весь участок стены, принадлежит предшествующему храму (лестница вела в подклет). Внутрь башни, к часам и звону, попадали с галереи по сохранившейся и теперь внутристенной лестнице через проем в юго-восточном углу четверика. Большую роль в восприятии внутреннего пространства здания играют деревянные обходные галереи (ныне существующие - повторение первоначальных, погибших в пожаре 1723 г.). Галереи четверика и трапезной расположены в разных уровнях, но это не снижает их объединяющего значения, поскольку ограждения галерей изначально были однотипны (прежняя их форма, вероятно, соответствовала белокаменному баляснику, уцелевшему на фасадах). Появление галерей в интерьере функционально оправдано и согласуется с внешней архитектурой здания, где парапеты и балконы вместе создавали иллюзию традиционного кругового обхода. Галереи, балкон над иконостасом, выступы ложи вносят элемент неожиданной многоплановости и живописности во внутреннюю организацию пространства. Первооснова декоративного убранства интерьера, несмотря на пожар и последующие обновления,сохранилась (полнее всего - в алтарной части и трапезной). Объединительным моментом в нем являются укрупненные карнизы и тяги, подчеркивающие ведущий принцип оформления интерьера - ярусность. Главный мотив декорации, как и на фасадах, - картуш, в большинстве случаев заполненный сюжетной живописью (существующая - 1770-1780-х гг. и более по¬здняя; под нею возможны остатки первоначальной). В скульптурном де¬коре развернутых сюжетных композиций нет - карнизы и тяги, картуши, вкомпонованные в плоскости стен и размещенные на сводах, украшены изображениями херувимов, гирлянд и рогов изобилия. В трапезной обращает на себя внимание выступ балкона ложи с выразительными коваными подпорами «навеса», превращенными в пальмовые деревья, а также кариатиды галереи и горельефные ангелы над картушами по сторонам входа в четверик храма. В алтарной части лепной плафон жертвенника, составленный из изображений ангелов и рогов изобилия, отличается особым мастерством исполнения. В центральной части алтаря, напоминающей узкую башню, на западной стене, над входом, находится своего рода «обманка» - живописное изображение часов в круглом картуше, вероятно, первоначальное. Иконостас конца XIX в. установлен здесь в 1960-х гг. из разобранной в те же годы церкви Петра и Павла в Преображенской слободе.