157 Дом архитектора А.Г.Григорьева

157 Дом архитектора А.Г.Григорьева

ул. Мархлевского, 8

Дом архитектора А.Г.Григорьева Дом архитектора А.Г.Григорьева Дом архитектора А.Г.Григорьева Дом архитектора А.Г.Григорьева

Построен в 1842-1843 гг. по проекту самого владельца на небольшом участке, образовавшемся за год до этого в результате раздела обширной усадьбы Глебовых-Стрешневых. Григорьеву, в прошлом крупнейшему мастеру московского ампира, было уже шестьдесят лет; все свои зрелые годы он ютился с семьей в тесной квартире «Окружного строения» Воспитательного дома, штатным архитектором которого состоял. Архитектура дома заметно отличается от сохранившегося эскиза мастера, выполненного (возможно, задолго до приобретения участка) в монументальных ампирных формах. В эскизе широкие архивольты с медальонами между ними превращают фасад в единую величественную аркаду, которая повторяется на стенах парадного зала, необычайно укрупняя его пространство. В чертеже разрешения на постройку дома фасад представлен в другом оформлении, непохожем и на нынешнее, хотя форма и размещение проемов во всех трех вариантах почти совпадают. В современном виде фасад имеет иные горизонтальные членения, арочные окна укрупнены штукатурными наличниками, завершающимися сандриками; центр выделен легкой креповкой с розетками под сильно вынесенным карнизом. При переделке чердака под жилье в 1924 г. пришлось поднять стропила и увеличить высоту верхних окон, что, видимо, нарушило декорацию второго этажа. Тогда же были пробиты на главный фасад окна подвала, а старая, возможно, даже первоначальная (хотя и отсутствующая в проекте) терраса справа переделана в жилое помещение. Перестроено и парадное крыльцо. Особенно интересно в этом доме решение его внутреннего пространства, необычно компактное и рациональное. Парадная «анфилада» состоит здесь всего из двух помещений - как бы зала и парадного кабинета-приемной с камином. Однако и они почти объединены: их разделяла первоначально лишь открытая аркада, позже застроенная. Ее соответствие высоким арочным окнам придавало всему пространству классическую торжественность, отвечавшую эскизу Григорьева. В зале, ныне разделенном надвое, сохранились первоначальные плоские карнизы, выполненные из дерева, часть паркета и высокая дверь в переднюю у парадного входа. Эта передняя и симметричное ей проходное помещение у кабинета четко отделяют парадную часть дома от пониженных задних комнат под антресолями - видимо, столовой и чертежной, необходимой для занятий хозяина и его помощников (в том числе и старшего сына). Очень своеобразны широкие четырехчастные окна этих комнат, выходящие на задний фасад, - безусловно первоначальные, с ампирными белокаменными подоконниками во всю ширину. Задняя лестница, изолированная от парадных помещений, занимает необычное для того времени центральное место в доме. Она соединяет основной этаж как с полуподвалом, где, вероятно, помещались кухня и жилье для прислуги, так и со спальнями на антресолях. Стены спален были обшиты деревом. Сама лестница - узкая, деревянная, с тонкими балясинами и столбиками, как бы утопленными в стену для экономии места, - видимо, является первоначальной. По проекту правая сторона участка - узкая полоса вдоль южной границы - была отведена для сада, что отчасти подтверждает раннее происхождение террасы, а у задней границы против ворот назначено место для служебного корпуса. Существующая на этом месте одноэтажная постройка (ныне гараж) с двумя крупными арочными проемами в центре и пониженными боковыми частями как по кирпичной кладке, так и по архитектурным формам характерна для 1840-х гг. и, возможно, также является произведением Григорьева.