164 Палаты Сверчковых

164 Палаты Сверчковых

Сверчков пер., 8

Построены в XVII в. как главный дом богатых купцов и промышленников Сверчковых в их усадьбе, возникшей на территории бывшей Покровской котельной слободы. С начала XVIII в. владельцы усадьбы неоднократно менялись, а в 1778 г. она перешла к Каменному приказу. В это время главный дом перестраивается. В 1790-х гг. усадьба находилась в ведении Оружейной палаты, затем в ней размещались другие казенные учреждения, в том числе с 1813 г. Комиссия для строений в Москве. С 1836 г. усадьба перешла в частные руки. Первоначальные палаты, входящие в западную треть существующего объема и относящиеся, возможно, к рубежу XVI-XVII вв., являлись центром владения, прежде занимавшего большую часть квартала, ограниченного ныне улицей Б.Хмельницкого, Потаповским, Сверчковым и Девяткиным переулками. Рядом с усадьбой на углу стояла церковь Успения в Котельниках на Покровке. Известно, что И. М. Сверчков в конце XVII в. пожертвовал деньги на строительство новой церкви Успения (1696-1699, не сохранилась); в подцерковье эта семья традиционно хоронила своих близких. Передний, главный двор усадьбы прежде располагался к востоку от палат и въезд на него был с Покровки (ул. Чернышевского) мимо церкви. Это хорошо видно на Петровом плане. На нем посреди территории владения показано продолговатое, с заметным повышением в центре здание, стоящее торцом к Покровке, - первоначальный главный дом усадьбы. Древние палаты - кирпичный прямоугольный объем на белокаменном подклете со сводами в обоих уровнях, - внутри троечастные (по сторонам сеней - два помещения), стали основой для существующих. Сохранившиеся части этих палат интересны тем, что верхние сени шире, чем в подклете, и боковые их стены поставлены на своды подклетного этажа. Смещение боковых стен было использовано для устройства в торце сеней лестниц, связывавших верхние этажи с подклетом (каменная лестница в подклет с забежными ступенями по своду частично сохранилась в левом углу сеней; выход из нее внизу отмечен распалубкой). По центру главного, восточного фасада располагалось красное крыльцо (от него внутри существующего здания уцелела подкрылечная камера с маленьким оконцем в северной стенке). К противоположному, западному фасаду, выходившему на задний двор, примыкали крыльцо и галереи, объединявшие все входы в здание с этой стороны. Подклет (ныне скрытый культурным слоем земли) и первый этаж использовались для хозяйственных нужд: широкие въезды по центру сеней имели пандус («тележный въезд»). Жилым, вероятно, был верхний, деревянный этаж, перестроенный в кирпиче не ранее 1660-х гг. Здание тогда приобрело большую внушительность при четко выявленной этажности, сравнительно упорядоченном ритме окон, обработанных наличниками с треугольными завершениями в первом этаже и с лучковыми - во втором (два окна второго этажа сохранились, их обрамления восстановлены; они выходят теперь внутрь лестничной клетки). В 1680-х гг. палаты с востока были увеличены более чем втрое двухэтажной кирпичной пристройкой на белокаменном подклете. Новый объем по отношению к прежнему поставили под небольшим углом (прием, продиктованный, возможно, необходимостью как можно больше развернуть парадный фасад здания в сторону церкви). Общий план здания получил абрис неправильного четырехугольника, северный фасад оказался протяженней южного, а планы некоторых помещений обрели заметный перекос. Продольной стала ось восток-запад. На ее основе создана не лишенная элементов симметрии внутренняя планировка, получившая отражение вовне. Наиболее крупная средняя часть здания, отмеченная снаружи крыльцами, вместила систему сеней и внутренних лестниц, а также бытовые помещения. Представительной частью здания оказалась восточная его треть, хотя в общем объеме палат она заняла как бы торцевое положение и троечастным решением плана повторила композицию старых палат, составивших крайнюю западную треть объема. Главный, восточный фасад отличался от прочих отсутствием крыльца (парадные сени расположили в первом этаже) и особой четкостью построения. Спаренные полуколонны большого ордера расчленили его плоскость на три прясла. На углах, где полуколонны дополнены трехчетвертной колонной, образовались выразительные пучки фланкирующих фасад вертикалей. Центрирующим моментом здесь является широкий арочный проем главного входа в строгом по рисунку обрамлении и прямоугольная филенка-киот над ним, для помещения иконы. Этажность выявлена в основном рядами одинаковых окон (правда, не совпадающих по вертикальным осям) в пышных колончатых наличниках, завершенных килевидными кокошниками. Такие же наличники и мотив парных полуколонн имеются также на северном и южном фасаде в той части здания, которая была пристроена в 1680-х гг. В старой, западной части, при увеличении палат к востоку, только верхний ряд оказавшихся снаружи окон получил обработку, аналогичную примененной во вновь пристроенном объеме. Пояс нарядных однотипных наличников второго этажа, прерываемый на трех фасадах разнообразно устроенными наружными крыльцами, способствовал единству восприятия палат в целом. Крыльца вносили в облик здания традиционную живописность, но роль их была ослаблена появлением внутри сеней, коридоров и лестниц, включенных в одну систему с парадными сенями - вестибюлем. Комнаты по сторонам главных сеней, возможно, имели характер своего рода «деловых гостиных» и составляли приемную хозяина. Поперечный коридор внизу - этап эволюции «каретных проездов». В его торцах располагаются боковые входы на первый этаж. На фасаде им соответствуют неглубокие арочные лоджии, входившие в композицию ныне утраченных наружных крылец. В северной половине средней части объема внутренние лестницы и сени-коридоры в обоих этажах охватывают своеобразное «ядро», выявленное на фасаде спаренными полуколоннами. Это небольшие палатки, поставленные одна над другой. Палатка второго этажа укорочена лоджией, оформленной на фасаде широкой аркой и огражденной парапетом с ширинками. В композиции крыльца лоджия занимала главное место. Возможно, она была предназначена для традиционного выхода хозяина к домочадцам и приближенным в дни праздников. В палатах Сверчковых этот функционально необходимый объем словно вдвинут внутрь здания. К западу от него теперь располагается лестничная клетка. На ее месте раньше, видимо, были сени жилой части дома. Из документа 1770-х гг. известно, что первый этаж внутри разделяла железная решетка (возможно, она изолировала «деловую» восточную часть от западной); в нем располагались «кладовые» палаты и «денежная казна», «хлебенный покой», кухня с русской печью, кузница и ряд сеней. Во втором этаже были тогда жилые покои, отапливаемые изразцовыми печами с лежанками; в описаниях комнат упомянуты обои с золотой набивкой. Обширные кладовые находились в подклете; в части, пристроенной в 1680-х гг., лишь одно помещение имело своды, остальные, возможно, были перекрыты по балкам. Помещения эти были автономны: туда проникали в основном через лазы в полу соответствующих покоев первого этажа. Большое, нарядно оформленное здание палат с тремя пространственно развитыми крыльцами и, предположительно, с еще одним деревянным этажом («чердаком»), с высокими кровлями и башенной надстройкой, хорошо просматривалось от Покровки и с прилегающих переулков. К моменту реконструкции здания 1778-1779 гг. подклет уже превратился в подвал (в результате роста культурного слоя), почти все его окна были пробиты заново, на более высокой отметке. Тогда была разобрана часть сводов, растесаны окна и двери верхних основных этажей, был срублен наружный декор и уничтожены крыльца. Здание приобрело классический облик. Главным стал северный фасад. Тогда же сложилась планировка усадьбы с парадным двором в сторону Сверчкова переулка. В течение первой половины XIX в. появились ограда по переулку, ворота и флигели, фланкирующие въезд во двор (флигели позднее надстроены и получили существующую эклектическую обработку). До настоящего времени часть сводов и внутристенные лестницы сохранились, уцелели печуры и ниши в подклете, стенные шкафы в первом и втором этаже, часть первоначальных оконных и дверных проемов, фрагменты наружного декора. Здание недавно отреставрировано с выявлением всех доступных воссозданию элементов архитектуры XVII в.; некоторые утраченные своды имитированы подшивными на деревянных кружалах.