15 Район от улиц Б.Хмельницкого (Маросейки) и Чернышевского (Покровки) до Москвы-реки

15 Район от улиц Б.Хмельницкого (Маросейки) и Чернышевского (Покровки) до Москвы-реки

Район от улиц Б.Хмельницкого (Маросейки) и Чернышевского (Покровки) до Москвы-реки

Характер ландшафта этого района определяется его рельефом. Район расположен на крутом склоне к югу - к Москве-реке и устью Яузы, который прорезан заметной и сейчас ложбиной - руслом Рачки. Рачка протекала между Колпачным переулком и верхней частью Хохловского, дальше - между Ивановским и Подкопаевским переулками и через Подколокольный переулок и Солянку уходила к Москве-реке. В XVIII в. ради осушения территории Воспитательного дома она была отведена в Яузу, а в конце XIX в. взята в подземную трубу.

На этом склоне еще в начале XV в. была устроена великокняжеская усадьба с церковью св. Владимира (см. № 180), окруженная обширными садами. В самом низу, под горой, вокруг дороги на Владимир (будущей Солянки) по склонам остались невырубленные участки леса - «кулишки»; поэтому впоследствии все церкви выше усадьбы и вокруг нее сохраняли название «в садах», а ниже - «на кулишках». Вблизи усадьбы впоследствии был поставлен Ивановский монастырь. Жилой двор усадьбы стоял рядом с церковью, скорее всего - к северу от нее, а хозяйственный и конюшенный дворы, как предполагают, находились за речкой, у Троицкой церкви, более известной как церковь Трех святителей на Кулишках (по приделу) или первоначально (по другому приделу) - Флора и Лавра.

С развитием заселения вокруг Покровки на территории садов стали появляться крупные боярские усадьбы. Интересно, что почти все существующее сейчас древнейшие жилые здания - как известные памятники архитектуры (Старосадский пер., 8; Колпачный пер., 10; Хохловский пер., 7), так и сильно перестроенные палаты в глубине двора д. 10 по Хохловскому переулку, а также несохранившиеся палаты Лопухиных, стоявшие в глубине двора д. 7 по Старосадскому переулку, - расположены почти по одной линии, выше самой крутой части склона. Возможно, так же располагались первоначальные, еще деревянные усадьбы.

К концу XVI в. из всех царских садов остался только нижний, у берега Москвы-реки, на обширном «Васильеве лугу» (очевидно, по имени Василия I, основателя первой усадьбы). Он был отрезан от верхних садов, которые стали называться «старыми», прежней Владимирской дорогой, теперь посадской улицей. Ее трасса от ворот Китай-города первоначально была прямее; нынешний Солянский проезд вместе с улицей Забелина - это дорога к центру усадебного района. От той же трассы ответвилась и дорога в царское село Воронцово - Подколокольный переулок. Улица, соединявшая такие важные городские проезды, как Варварские ворота и мост через Яузу, стала оживленной; близ нее был поставлен торговый Соляной и Рыбный двор, давший ей название Солянки. Вокруг него, видимо, образовалось нечто вроде торгового крестца; это определило окончательную линию самой Солянки и нынешней улицы Архипова, что видно на Петровом плане. Известно, что против Соляного двора, рядом с церковью Кира и Иоанна (на месте д.4 по Солянке), стояла первоначально церковь, посвященная покровительнице торговли, - Параскевы Пятницы на Кулишках.

В XVII - начале XVIII в. картина заселения очень усложнилась. Вблизи ворот Китай-города и Белого города преобладали мелкие дворы и лавки; на Глинищах и ниже, вдоль плацдармов, разрытых и заболоченных при устройстве петровских бастионов, селились купцы, дворяне, мелкие чинов-ники и ремесленники; к стене Белого города кое-где выходили пустыри. Центральная же часть района стала средоточием усадеб родовитого дворянства, а позже - и деятелей петровского времени. Здесь все больше появлялось каменных построек; среди самых древних кроме перечисленных выше нужно отметить так называемые палаты Шуйских (Подкопаевский пер., 5/2). Интересно, что даже в таком замкнутом, непарадном районе большинство палат было поставлено с характерной для того времени представительностью - «глаголем» или торцом по линии проезда.

Напротив, в первой половине и середине XVIII в. здесь в крупных усадьбах дома ставились исключительно внутри дворов: тогда дворянские районы города уже вполне отчетливо расчленились на парадные улицы и внутренние районы, где можно было строиться по старой традиции. К тому же на этом крутом и изрезанном склоне очень обогащались и визуальные связи между усадьбами - например, «перекличка» через долину Рачки палат в Колпачном переулке и палат Е.И.Украинцева или палат Лопухиных во дворе д. 1/3 по переулку М.Горького (ранее Хитровский пер.; сохранились в перестроенном виде) и деревянной усадьбы Волынских (Ивановский пер., 9).

В это время пустыри у стены начинают занимать большими «регулярными» усадебными садами; передние, въездные дворы этих усадеб по-прежнему были обращены к внутренним переулкам. Так, М.Д.Кантемир, сестра поэта А.Д.Кантемира, в 1730-х гг. выстроила по проекту Д.Трезини усадьбу с деревянным домом и садом на месте д.6-8 по Покровскому бульвару; после пожара 1737 г. усадьба была отстроена, но вскоре вновь сгорела и больше не возобновлялась. Соседний двор к югу принадлежал С.Д.Кантемиру; Кантемиры были награждены Анной Иоанновной за участие в заговоре «верховников» при ее восшествии на престол и тогда же приобрели эти владения.

Глубоко своеобразный характер района с обширными усадьбами, часто лишь слегка приспособленными к требованиям классической парадности, с домами, перестроенными из древних палат, и обильной зеленью садов сохранялся до начала XIX в. и ощущается даже сегодня. Участки подобной застройки можно найти только на другом конце Белого города - в кварталах у Волхонки. Медленно исчезали даже узкие переулки вдоль границ усадеб, особенно многочисленные в восточной части; они были нужны не столько для проезда, сколько для того, чтобы обособиться от соседей. Вокруг Солянки в конце XVIII в. сложился целый ряд классических усадеб; некоторые из них зафиксированы в альбомах Казакова. На Васильевском лугу, позади жилых дворов, выходивших к улице, возводился ансамбль Воспитательного дома; ему же принадлежал и большой участок у Варварских ворот с несколькими кузницами и другими небольшими постройками - Деловой (то есть хозяйственный или производственный) двор.

В послепожарные годы облик района стал гораздо более открытым. На заменившие стену Белого города бульвары выходили теперь новые небольшие усадьбы, а на Солянке архитекторами Воспитательного дома - Д.И.Жилярди и А.Г.Григорьевым - был создан торжественный ансамбль: пилоны парадного въезда, Опекунский совет и за ним - перестроенная для Воспитательного дома старая усадьба. Ровнее стали линии переулков, а самые мелкие постепенно закрывались. У перекрестка, где сходились тогда шесть переулков, на месте выгоревших усадеб в 1820-х гг. была спланирована площадь - Хитров рынок (по имени инициатора ее устройства - Н.З.Хитрово, владельца одного из соседних дворов); ее предполагалось застроить торговыми рядами. Среди жителей все больше становилось купцов и ремесленников, в том числе - иностранцев. Уцелевшая от пожара часть палат Лопухиных уже через несколько лет после смерти известного своей благотворительной и просветительской деятельностью масона И.В.Лопухина была перестроена в лютеранскую церковь (Старосадский пер., 7). В небольшом усадебном доме (ныне Малый Вузовский пер., 3) была устроена реформатская церковь; позже к ней пристроили со двора большой зал. В то же время во многих крупных усадьбах, еще сохранивших частных владельцев, тогда возникли необычные для центра города парковые планировки, использующие склон рельефа и включающие дальние виды (на Замоскворечье - из сада Боткиных, на Кремль - из усадеб по левому берегу Рачки). В бывшей усадьбе Волынских (Ивановский пер., 9) Рачка протекала по саду из-под беседки, стоявшей в его верхней части.

Даже во второй половине XIX в. район оставался преимущественно жилым и поэтому сравнительно мало менялся. Крупной торговли здесь не было. Интенсивность застройки росла в основном за счет трех-четырех-этажных доходных домов. Но в 1860-1870-х гг. уже возводился новый Ивановский монастырь, группа вертикалей которого стала одним из самых заметных акцентов в силуэте района. Слабо застроенная усадьба между нынешними Вузовскими переулками тогда же была заполнена мае сивными трехэтажными корпусами Морозовской мануфактуры. С другой стороны, здания старых усадеб использовались все более разнообразно.

Кроме архива Коллегии иностранных дел, еще в XVIII в. разместившегося в палатах Е. И. Украинцева, и Константиновского межевого института в упоминавшемся выше д. 10 по Хохловскому переулку (позже переведен на Старую Басманную, затем в дом Демидова в Гороховском пер.) в большом доме недалеко от лютеранской церкви было устроено лютеранское мужское училище, позже гимназия (на его месте в 1912 г. выстроено существующее здание гимназии - д. 10 по Петроверигскому пер.). А совсем недалеко от этих учреждений, вокруг Хитровской площади, так и не ставшей настоящим городским рынком, такие же усадьбы со всей их застройкой превратились в скопище ночлежных домов; их палаты и службы с низкими массивными сводами, глубокими подвалами и запутанной от множества перестроек планировкой создали ставший знаменитым колорит «Хитровки». Большинство этих зданий существует и ныне; площадь застроена в 1930-х гг. зданием Электромеханического техникума.

Доходное строительство развивалось здесь и в начале XX в., причем самые крупные дома строились по линии бульваров, а один из наиболее известных, состоящий из нескольких корпусов (Солянка, 1), заполнил всю территорию древнего Соляного двора.

Средняя часть района с ее выразительным рельефом, сравнительно редкими многоэтажными зданиями и исключительным для центра города количеством сохранившихся владений с малоэтажной, свободной усадебной застройкой остается и ныне одним из самых живописных мест в Москве.