22 Район от улицы Чернышевского (Покровки) до Яузы

Серебрянический переулок. 1980-е

До XV в. район, видимо, почти сплошь был покрыт лесом. Лишь вблизи от устья Яузы его пересекала дорога на Владимир (Яузская ул.); выше, над крутым северным берегом Яузы уже в XIV в. стояло село бояр Воронцовых. В конце XV в. оно принадлежало Ивану III, устроившему здесь свою усадьбу вместо заброшенной в смутах середины века усадьбы у церкви Владимира в Садах, стоявшей всего на несколько сотен метров ближе к городу. Здесь он также разбил сад, который, очевидно, находился на месте нынешнего большого квартала между Подсосенским переулком и бульваром; при нем еще в XVII в. сохранялась небольшая Садовая слобода, но от села уже к началу XVII в. осталось лишь принадлежавшее ему поле; поэтому и дорога из города, мимо старой усадьбы, стала улицей Воронцово поле (ул. Обуха). Садовая слобода при постройке Скородома осталась вне его границ; после Смутного времени ее церковь перенесли в город (стояла на месте д. 3 по пер. Обуха).

Недалеко от усадьбы было еще одно поселение - Ильинская слободка, вымененная Иваном III у Спас-Андроникова монастыря. Она находилась, видимо, у церкви Ильи Пророка, “что под сосенками” (будущая церковь Введения в Барашах), так как церковь Ильи на Воронцовом поле тогда называлась Благовещенской. Внизу, на реке в это время уже стояли принадлежащие селу мельницы, окруженные жилыми дворами, а ближе к устью, за Владимирской дорогой была пристань. Севернее - видимо, все еще в лесах -шла загородная дорога Хомутовка (ул. Чернышевского); позже она стала называться Покровской улицей - как продолжение Покровки в Белом городе.

В XVI в., когда на западе будущего Земляного города уже сложился посад с улицами, эти места еще считались сельскими. Как личная собственность царя Ивана IV они были взяты в опричнину.

В XVII в. район плотно заполнился слободами. Начало Покровки охватила с двух сторон Барашевская слобода (ее делом было содержание и перевозка царских походных шатров). Как по самым древним планам Москвы, так и по документам того времени обе ее церкви стояли вначале на разных сторонах улицы, и лишь у Мейерберга (возможно, после постройки каменной церкви Воскресения) они изображены на своих окончательных местах и разделены, как и теперь, Барашевским переулком. За нынешней улицей Чаплыгина до Покровки доходили с севера дворы Огородной слободы, а за Лялиным переулком от нее начинались плотно заселенные кварталы Казенной слободы. В самом низу, у реки разместились денежные мастера - Серебряники (Монетный двор существовал здесь еще в начале XIX в.), а за Яузской улицей - Кошельная слобода. Садовая слобода стала называться Малыми Садовниками в отличие от замоскворецких Садовников.

Во второй половине XVII в. через Покровку проходила «царская дорога» в загородные усадьбы. Однако характер заселения улицы в то время еще существенно не менялся. В середине XVIII в. группа усадеб, большей частью даже с каменными палатами, сложилась вблизи Покровских ворот. Дворянских жилых усадеб здесь было немного. Одной из первых стала огромная усадьба гоф-юнкера В. И. Машкова (ул. Чернышевского, 31), формировавшаяся с 1711 г. (в глубине двора сохранились выстроенные в 1752 г. палаты с ионическими пилястрами). Впоследствии она объединилась со смежным владением - галунной фабрикой купца В.М. Плавильщикова, дав название Машкову переулку (ул. Чаплыгина). Против Лесного рынка, на месте д. 15 по Чистопрудному бульвару, жил архитектор П.В. Макулов. Архитектору И.Ф. Мичурину, жившему рядом - в Белом городе, за церковью Троицы на Грязях, принадлежал двор с лавками и складами, возможно лесными, на месте д. 19 по улице Чернышевского. Купцы Андроновы, жившие с начала XVIII в. в нынешнем Лепехинском тупике (существующий д. 3 выстроен ими еще в XVIII в.), построили первый каменный постоялый двор у Покровских ворот в начале 1770-х гг., одновременно с разборкой стены Белого города и башни ворот (ныне ул. Чернышевского, 18). В самом конце XVIII в. южнее усадьбы Андроновых, на месте переулка вдоль прежней границы плацдарма и большой группы слабо застроенных дворов по обе его стороны, встало первое в Москве здание казарм - Покровские казармы. От переулка остался лишь названный выше тупик.

Характерно, что почти все большие усадьбы по улице и вокруг нее числились в документах стоящими на слободской “черной”, а не на “белой” земле; они появились здесь не в XVII в., когда скупленные под усадьбу слободские земли приходилось “обелять”, а в XVIII в., когда это различие стало чисто формальным. Несколько крупных усадеб загородного типа с террасными садами и прудами было устроено на склоне от Воронцова поля к Яузе. Под ними на реке до начала XIX в. стояли Серебрянические бани; бани, пивоварни и мельницы на реке сохранялись почти до конца XVIII в. и ниже Яузского моста. За Яузскими и за Покровскими воротами группировались лавки и харчевни.

Застройка Покровки даже в конце XVIII - начале XIX в., то есть в период расцвета городского усадебного стрительства, оставалась очень неоднородной. Наряду с великолепными дворцами (д. 22 и 38) и палатами середины XVIII в. во многих владениях (сохранились в д. 31 и 42) здесь было множество мелких деревянных дворов. Группа узких дворов Огородной слободы (от д. 43 до конца улицы) по-прежнему была пронизана сетью протоков и прудов. Они позже других - лишь к середине XIX в. - получили сохранявшуюся до недавних лет каменную застройку. К тому времени линия улицы почти без разрывов (исключая крупные усадебные дворы) была заполнена невысокими каменными домами, большей частью с лавками внизу. Одним из первых и наиболее представительных среди них стал д. 36 с мощным угловым округлением на углу Лялина переулка (построен до 1798 г.). Из деревянных чисто жилых домов сохранился с переделками д. 46, выстроенный в 1818 г. для княжны Е.А. Кропоткиной.

Необычно пестрым было тогда и заселение улицы. Две большие усадьбы (ул. Чернышевского, 28 и Лялин пер., 3) принадлежали в XVIII в. известным врачам - С. Г. Зыбелину и Е.А. Скиадану; д. 34 на углу Лялина переулка построил в 1809 г. на месте питейного дома англичанин-часовщик Джон Мэсон, а рядом в переулке был двор семьи известных мраморщиков Кампиони (Лялин пер., 4). В д. 32, 43 и 47 (не сохранился) были каретные лавки; во дворе д. 43 стоит построенная в 1850 г. кузница-мастерская, перекрытая широким сводом.

К югу от улицы облик района был иным. При устройстве бульваров (гораздо более узких, чем в других частях Бульварного кольца: здесь ширина плацдармов соблюдалась не слишком строго, и они застроились почти до самых стен) был оставлен плац против Покровских казарм; дальше по Покровскому бульвару сложилась группа крупных усадебных ансамблей. Несколько значительных усадеб появилось также в переулках и на Воронцовом поле, но в целом здесь все еще преобладала некрупная, в основном деревянная застройка, часто с большими садами. В дальнейшем она сменилась особняками конца XIX в. и доходными домами начала XX в.

Воронцово поле на всех этапах оставалось наименее представительной из всех радиальных магистралей Земляного города. На склоне к Яузе в западной части до нашего времени сохранился большой парк; в восточной к концу XIX в. появились фабрики.

Район от улицы Чернышевского (Покровки) до Яузы

Места использования:
[Главная] [Карта сайта] [pokrovka@narod.ru]