Чистопрудный бульвар часть 1

Чистопрудный бульвар начинается от площади Мясницких ворот и тянется до Покровских ворот. Это второй по длине бульвар. Мясницкие, были прозваны так по имени расположенной поблизости слободы мясников. Сама же слобода именовалась так потому, что .начиная с XVI века находился здесь “Государев боев двор”. Там же взималась и пошлина за убой скота. Многие мясники держали лавки, но, чтобы не платить пошлину, забивать скот предпочитали у себя во дворах. Нечистоты из боен и дворов стекали в пруды, которые звались потому “погаными”.

Во времена Петра I в этом удобном районе (вблизи центра города и в то же время по дороге к Немецкой слободе и селу Преображенскому) селятся ближайшие сподвижники царя: А. Д. Меншиков, Я. В. Брюс, Б. П. Шереметев.
Молодой Александр Данилович Меншиков, тогда еще сержант Преображенского полка, в 1699—1700 годах скупает в Белом городе несколько земельных участков и становится владельцем большой городской усадьбы с каменными палатами и садом, выходившим на Мясницкую улицу.
В 1704 году Меншиков, прихожанин церкви “Святого Гавриила в Мясниках”, стоявшей на границе его владения и известной уже с середины XVI века , велел ее сломать и построить на том же месте более современную. Одновременно было приказано очистить Поганые пруды. Вот с тех пор они и известны москвичам как “Чистые”.
Много позднее, уже после опалы и смерти Меншикова, здание и земельный участок переходили от владельца к владельцу, последним из которых с 1792 года был Московский почтамт. К бывшему дому Меншикова пристроили другие сооружения, сад превратили в передний двор, поставили каменный забор со стороны улицы. В таком виде дом стоял более века, прежде чем на этом месте в 1912 году было воздвигнуто современное здание Главного московского почтамта.

Строительство новой церкви завершилось в 1707 году. Строил ее архитектор И. П. Зарудный в 1704—1707 гг. Меншиков хотел, чтобы эта церковь (архангела Гавриила) была выше колокольни Ивана Великого. Поэтому над ее каменным верхом был надстроен высокий деревянный шатер, увенчанный крестом, и башня оказалась на три с лишним метра выше Ивана Великого. На этом верхнем этаже размещались доставленные из Лондона часы с боем. С полудня в течение получаса они проигрывали колокольную музыкальную пьесу. Каменную облицовку снаружи и лепные украшения внутри церкви выполнили итальянские мастера.
Пока шло строительство, Меншиков находился в действующей армии. В 1706 году войска под его командованием одержали победу над шведами под Калишем. Из этого похода он привез в Москву икону — образ Полоцкой Божией Матери, ставшую украшением иконостаса церкви Архангела Гавриила.

Но святейший князь был вызван Петром в новую столицу и вскоре утратил интерес к своим московским делам. И начала она ветшать. Разрушение церкви довершил в 1723 году пожар, возникший от удара молнии,. угодившей в крест. Церковь выгорела дотла. В течение пятидесяти последующих лет московская церковь Гавриила Архангела стояла разрушенной с поврежденным алтарем, без церковной утвари. Действовал только пристроенный к ней придел Введения Пресвятой Богородицы. Лишь в 1780 г. Ее восстановили, но уже без деревянного верха. А в начале XIX в. она получила сохранившуюся доныне главу.

Башня украшена множеством интересных деталей, выделяющих ее среди других архитектурных памятников. Меншикова башня вызывала восторг современников. Народная поговорка называла ее «сестрой Ивана Великого».
Во время прогулки по Чистопрудному бульвару я не сворачивала в переулки, поэтому церковь наблюдала лишь со стороны бульвара. Более подробно о Меньшиковой башне я расскажу как-нибудь в следующий раз.

При подготовке материала для этого поста я наткнулась в сети на замечательный сайт: http://pokrovka.narod.ru/ а на этом сайте на страницы книги Федосюк Ю. « Москва в кольце Садовых», Издательство "Московский рабочий". 1991 год. В дальнейшем я воспользуюсь материалом этой книги и иногда буду добавлять сведения из других источников.

В 1849—1854 гг. на протяжении 717,8 м от Мясницких до Покровских ворот по сторонам бульвара стояло: по правой, четной, стороне — восемь дворов, из которых каждый в среднем имел площадь около гектара, по левой же, нечетной, стороне находилось на том же расстоянии 17 дворов, со средней площадью в каждом около 0,25 га.
Дворы по четной стороне принадлежали в это время: Почтамту, IV округу путей сообщения, казенной запасной аптеке, Приказу общественного призрения, церкви Троицы на Грязях, двум полковникам и одному купцу. Из 17 же дворов по нечетной стороне девять принадлежало мелким дворянам и чиновникам, семь — купцам и только один — княгине.
По четной стороне стояли большие двухэтажные каменные дома с обширными дворами и садами, по нечетной же — одноэтажные и деревянные с маленькими дворами и без садов.
Перед тем как был открыт Чистопрудный бульвар, на его концах были построены двухэтажные дома для гостиниц. Один из этих домов, потом перестроенный, до сих пор стоит у Покровских ворот. Но к нему мы еще вернемся. А дом, у Мясницких (в советское время Кировских ворот), снесен в 1934 г. и на его месте построен вестибюль станции метро «Тергеневская»(бывш.«Кировская»).
В 1907 г. у Мясницких ворот, в начале Чистопрудного бульвара, была образована площадка для переезда с одной его стороны на другую, укоротившая бульвар на 32 м. Она существует и сейчас — позади вестибюля станции метро. А открывает бульвар памятник Грибоедову, установленный в 1959г. (скульптор А. А. Мануйлов, архитектор А. А. Заварзин). Драматург жил одно время неподалеку отсюда, в хорошо сохранившемся до наших дней доме № 42 по Мясницкой. На круглом постаменте с полуоткрытым занавесом — вереница знакомых персонажей “Горя от ума”.


Можно рассмотреть фрагменты постамента :

А в 1919 году на месте Грибоедова стоял другой памятник – анархисту Бакунину.
Скульптура по проекту Б.Королева была исполнена в абстрактно-футуристической манере - так художник пытался выразить мятежный дух "неистового" революционера-анархиста. Когда с памятника сняли только часть лесов (полностью его открыть так и не решились), то от кубического "взбесившегося" Бакунина, по свидетельству Луначарского, стали шарахаться лошади московских извозчиков. Очень скоро рабочие написали гневную статью в "Правду" под заголовком "Уберите чучело", а анархисты устроили акцию протеста против "скульптурного издевательства", требуя не оскорблять память их учителя. Моссовет поспешил убрать памятник.

Пройдемся по нечетной стороне бульвара.

Под № 1 — угловой трехэтажный дом с продуктовым магазином, некогда — купца Гусятникова, уцелевший в пожар 1812 года.

Вторым от угла тянется двухэтажное каменное строение с грубоватым орнаментом, имитирующим резьбу по камню. Оно построено в 1886 году архитектором Б. В. Фрейденбергом.

За ним, под № 1а, трехэтажное здание, принадлежавшее Медико-фармацевтическому обществу, которое построило его в 1912 году (архитектор И. А. Герман) “для призрения лиц медицинского звания”, иными словами, в качестве приюта для престарелых медиков.

В отделке фасада мы видим элементы стиля неоампир в сугубо плоскостном варианте: этот неоампир так же похож на подлинный русский ампир, как засушенный в книге цветок на живой.
В начале владения № 3 в 1984 году построен трехэтажный дом с пилястрами, стилизованный под вторую половину XIX века.

Рядом, с отступом от красной линии,— трехэтажное здание с четкими вертикальными членениями. Это гостиница постпредства Казахской ССР, открытая в июле 1980 года (архитекторы Ю. Соколов, Ю, Милаев, конструктор Н. Архангельский). Фасад ее облицован белым мангышлакским ракушечником, цоколь сделан из майкульского гранита, внутреннее убранство — работы казахских лепщиков. Рисунок ограды содержит мотивы национального орнамента. Сие здание не привлекло моего внимания, поэтому извините, но фотографии нет.

Дальше, под тем же номером, два двухэтажных дома 1880-х годов (архитектор П. И. Гаудринг), ныне занимаемые постпредством Казахской ССР. В левом доме во втором этаже, где балкон, вскоре после революлюции поселилась и в 1925 году умерла великая русская актриса Гликерия Федотова. На похороны своей любимицы, лучшей исполнительницы женских ролей в комедиях Шекспира и Островского, у дома собралась вся театральная Москва.

Цитата из книги: «Минуем невзрачный домик постройки 1837 года.»

Лично мне этот домик понравился и назвать его невзрачным я не решаюсь.

Влево уходит Большой Харитоньевский переулок, заставляющий нас вспомнить А. С. Пушкина: здесь, “у Харитонья, в переулке” остановилась у своих теток Татьяна Ларина, привезенная “в Москву, на ярмарку невест”; здесь же в разных домах, один из которых сохранился, провел свое детство и сам автор “Евгения Онегина”.

Дом № 7, облицованный керамической плиткой, вырос в 1960 году, а дом № 9—в 1938—1941 годах (архитектор М. С. Шерфетдинов).

Обратим внимание на орнамент фасада, выполненный в технике сграффито — тонкий верхний слой штукатурки процарапан до нижнего слоя, отличного по цвету.

Следующие дома—№ 11—15, как бы слившиеся в единый массив, кажутся на первый взгляд построенными сравнительно недавно, во всяком случае уже в советское время. По это впечатление обманчиво, оно вызвало их надстройкой и обновленной облицовкой 1930-х годов. На самом деле все три здания стоят здесь с середины прошлого столетия.

Почтенный возраст дома № 11 выдают старомодные балконы с узорчатой чугунной оградой,

дом 11

дом 13

а дома № 15 — старинная рустовка (имитация каменной кладки) цокольного этажа и “замки” над окнами.

В глубине владения № 11 сохранился в перестроенном виде дом, в котором в 1830—1840-х годах жил выдающийся русский скульптор И. П. Витали.
О трагической судьбе этого дома можно почитать на сайте Москва которой нет:
http://mkn.notamedia.ru/story.php?id=9

Двухэтажный особнячок под № 17 строился в 1820-х годах, в 1860-х годах фасад его переделан. В конце 1980-х годов здание снова подвергалось перестройке.

Огромное домовладение № 19 в конце прошлого века купил разбогатевший меховщик Гуськов. В 1912 году он заказывает известному архитектору Р. И. Клейну проект кинотеатра “Колизей”. В соответствии с названием “Колизей” построен с применением элементов античной архитектуры. Весьма удачна колоннада, ограждающая входную площадку. 15 августа 1914 года “программой картин из лучших произведений русских и иностранных киностудий”, как сказано в афише, здесь открылся кинотеатр. Прекрасно оборудованное помещение часто использовалось и для театральных постановок: с 1924 по 1932 год здесь давал спектакли 1-й рабочий театр Пролеткульта, а с 1932 по 1936 год — образованный на его базе театр ВЦСПС, руководимый А. Д. Диким, впоследствии народным артистом СССР.
Осенью 1970 года кинотеатр закрылся. После радикальной реконструкции здания в 1974 году сюда переехал театр “Современник”.
Прошу прощения у публики, но почему-то это здание я не запечатлела. Наверное висящий дед Мороз полностью поглотил мое внимание.
Пройдя мимо железной ограды, мы видим доходный дом, построенный в 1890-х годах для Гуськова архитектором А. В. Ивановым (впоследствии автор проекта гостиницы “Националь”).

В 1930-х годах дом надстроен двумя этажами.

Ответвляющаяся влево тихая улица Макаренко (бывш. Лобковский переулок) — свидетельница важного эпизода первой русской революции. 5 декабря 1905 года в училище Фидлера (дом № 5) собрался первый Московский Совет рабочих депутатов, предложивший объявить 7 декабря всеобщую политическую стачку и перевести ее в вооруженное восстание. 9 декабря во время собрания дружинников здание было осаждено отрядами полиции и войсками. После беспощадного орудийного обстрела, разрушившего дом, дружинники были вынуждены его оставить. Разгром училища Фидлера знаменовал переход от мирной забастовки к вооруженному восстанию, достигшему своей вершины в исторических боях на Пресне.

Большой дом № 21, оформленный в стиле неоампир, построен в 1890-х годах по проекту В. И. Кардо-Сысоева. С 1898 по 1904 год в квартире второго этажа жил писатель Н. Д. Телешов, у которого устраивались памятные, в истории русской литературы телешовские “Среды”. Участниками “Сред” были видные писатели, группировавшиеся вокруг литературных сборников “Знание”: Чехов, Горький, Куприн, Вересаев, Мамин-Сибиряк, Л, Андреев, Серафимович и другие. Здесь же бывали и такие выдающиеся деятели искусства, как Рахманинов, Шаляпин, Левитан, Качалов.

Н. Д. Телешов указывает, что всем постоянным участникам были даны «адреса»-прозвища по улицам, переулкам и площадям Москвы. Некоторые из них были очень меткие. Так, например, писателю Н. Н. Златовратскому дали сначала «адрес» — «Старые Триумфальные ворота», а потом — «Патриаршие пруды». Н. И. Тимковский назывался «Зацепа», театральный критик С. С. Голоушев (Сергей Глаголь) — «Брехов переулок», Е. П. Гославский за безмолвие во время споров — «Большая Молчановка», Л. А. Хитрово за пристрастие говорить речи — «Самотека» А. М. Горький за своих босяков, героев «дна», назывался «Хитровка», Ф. И. Шаля-пин — «Разгуляй», Юлий Бунин, всю жизнь работавший в разных редакциях, — «Старый Газетный переулок», Иван Бу-нин за свою худобу и острословие — «Живодерка». Кроткий И. А. Белоусов имел прозвище «Пречистенка», А. С. Сера фимович за большую лысину — «Кудрино», В. В. Вересаев за нерушимость взглядов — «Каменный мост», Е. Н. Чириков за высокий череп — «Лобное место», А. И. Куприн за пристра-стие к лошадям и цирку — «Конная площадь», а только что начинавший тогда писатель Л. Н. Андреев — «Большой Проектированный переулок». В. С. Миролюбову за его гро-мадный рост дали прозвище «Каланчевская площадь».

Соседнее здание № 23 построено в начале нашего века по проекту архитектора В. В. Баркова; владельцем его был Н. Д. Телешов живший в одной из квартир с 1909 по 1913 год.

В 1907 году в нижнем этаже дома (витрина слева от входа) открылась частная “Современная библиотека”, в 1918 году национализированная и в 1921 году переименованная в библиотеку имени Достоевского. В настоящее время фонд ее превышает 100 тысяч томов.
С 1920 по 1934 год в квартире № 2 жил выдающийся советский кинорежиссер С. М. Эйзенштейн, что отмечено мемориальной доской. В 1945—1946 годах дом надстроен тремя этажами.
Маленький проезд, ведущий к улице Чернышевского, носит название Белгородского — в память проходившей поблизости стены Белого города.
Между этим проездом и Покровскими воротами островом возвышается четырехэтажный жилой дом, выстроенный в 1901 году во проекту архитектора П. А. Дриттенпрейса.

Тяжеловесность здания автор пытался облегчить и оживить оформлением в стиле модерн: женские головы, обильная флора, пышные каменные банты.

В доме этом жил скульптор И. Ф. Рахманов, который в первые годы после революции принял активное участие в украшении Москвы новыми памятниками и мемориальными досками. p>

Гостиницы на торговых площадях - у ворот Белого города, на месте снесенных в 1760-1770-х гг. стен, намечено было строить указом 1798 г.; однако здание между Чистыми прудами и Покровскими воротами относится к наиболее поздним из них. Стоящее в начале бульвара здание не сохранилось, а у Покровских ворот дошло до наших дней, правда немного в измененном виде.

«Еще в 1805 г. границы квартала не были определены; территория принадлежала нескольким владельцам, и по ней были беспорядочно разбросаны незначительные постройки. В это время был утвержден проект гостиничного здания, охватывающего два квартала (включая участок нынешнего д. 19); в осуществление этого проекта начал строиться юго-западный угол д. 17. Этот грандиозный проект был отменен лишь в 1821 г. К тому времени купчиха Гусева, которой принадлежала западная часть квартала, уже выстроила здание, вошедшее затем в корпус по бульвару. Теперь она скупила остальные участки, и в 1825 г. существующее здание, кроме небольшого разрыва в западном корпусе, заполненного лишь в 1869 г., было готово.
Вопреки бытующему утверждению об авторстве В.П.Стасова, нельзя говорить о каком-либо едином архитектурном замысле здания. Замкнутый четырехугольник двухэтажных корпусов представляет собой как бы комплекс рядовых доходных домов того времени, с «номерами» или наемными квартирами вверху и торговыми помещениями в части нижнего этажа. Наиболее значительно архитектурное оформление корпусов 1824-1825 гг.: фасад к бульвару с монументальным пилястровым тосканским портиком и фасад по восточному проезду с широкими архивольтами над окнами лавок. На уличном фасаде, переделанном больше других, первоначально был шестиколонный портик. Характерны для ампира и оконные обрамления западного фасада.» из книги Архитектурные памятники Москвы. Белый город.

А теперь немного о грустном

Вот так выглядит сейчас двор некогда бывшей гостиницы:

В следующий раз мы прогуляемся по четной стороне бульвара.

Материал взят с сайта bimka-bur.livejournal.com (запись от 3 февраля 2006 года)

Места использования:
П
[Главная] [Карта сайта] [pokrovka@narod.ru]