Колокол. Лев Болдов

 

Лев Болдов

Стихи

 

Прапор спецназа, прошедший Афган и Чечню,
Нынче собак дрессирует в Измайловском парке,
К мату отборному их приучив и к ремню.
Псы, как и люди, служить могут лишь из-под палки.

Опохмелившись, вразвалку он входит в загон -
Фюрер собачий, своих обучающий фурий.
Божьи законы - в раю, в жизни волчий закон -
Эту премудрость постиг он на собственной шкуре.

Вышколен сам, как матёрый натасканный зверь,
Кровь проливавший за звёзды на чьих-то погонах,
В этом зверинце он душу отводит теперь,
Как старослужащий на первогодках зелёных.

В грязной каптёрке мы водку с ним пили всю ночь.
Скорбной луной освещалась собачья площадка.
Он был похож на своих волкодавов точь-в-точь -
Тот же прищур полусонный и мёртвая хватка.

В пальцах корявых окурка зрачок догорал.
Вдруг собутыльник мой поднял глаза в полумраке.
"Я ведь, - сказал он, - когда-то на скрипке играл.
Да перед армией пальцы попортили в драке..."


* * *

Чернышевский сидит на Покровке,
У трамвайной сидит остановки.
Смотрит вдаль - и не видит ни зги.
Трёт очки свои в тщетной надежде -
Тёмен жребий России как прежде,
От кремлёвских палат до тайги!

Не найти на вопросы ответов.
В рэкетиры подался Рахметов.
Молчаливый истории суд
Тяжелей, чем тюремные нары.
Вере Павловне снятся Канары,
И студенты цветов не несут.

Как он чист и наивен был, боже!
Светоч мысли, кумир молодёжи,
Обличитель - почти диссидент,
К топору звавший сонное царство,
Претерпевший нужду и мытарства -
Чтобы здесь обживать постамент.

Где шумят, зеленея, бульвары,
И влюблённые шепчутся пары,
И пропойца небритый в пальто
Собирает по урнам бутылки,
И трамваи звенят у развилки,
И что делать - не скажет никто!


* * *

Не в саду у фонтана - в набитом вагоне метро
Улыбнулась ты мне, полуангел и полупутана.
Не берусь описать - тут Катулл уронил бы перо!
Я едва не стонал - так была ты свежа и желанна.

Из-за каменных плеч, из-за чьих-то загривков и шуб
Улыбалась ты мне - одному - это понял я сразу.
Что ни дал бы в тот миг, чтоб сорвать поцелуй с твоих губ,
Чтоб шепнуть в твоё жаркое ухо заветную фразу!

Как ты мне улыбалась! Трясло в лихорадке вагон.
Чьей-то грудью припёрт, на тебя я смотрел, не мигая.
И уже рисовалось, что мы перешли рубикон
И в горячих объятьях моих ты лежала, нагая.

Не с холстов Боттичелли, Веласкеса или Коро,
Не с шикарных витрин парадизов Тверской и Садовой -
Улыбалась ты мне в громыхающем шланге метро -
С обалденного фото, шампунь рекламируя новый!

Опубликовано на сайте: 27.05.2003
Колокол, N 2 (7) 2003

Материал взят с сайта  www.kolokolmagazine.com

Места использования:
Площадь Покровских ворот
[Главная] [Карта сайта] [pokrovka@narod.ru]
Hosted by uCoz